17, 18 февраля — премьера спектакля «Доктор Живаго»

/17, 18 февраля — премьера спектакля «Доктор Живаго»

17, 18 февраля — премьера спектакля «Доктор Живаго»

Режиссер – Леонид Алимов
Художник – Анвар Гумаров
Художник по костюмам – Фагиля Сельская
Художник по свету – Егор Бубнов

В спектакле заняты: народный артист России Георгий Корольчук; заслуженные артисты России Ольга Белявская, Татьяна Кузнецова, Владимир Богданов, Александр Большаков, Александр Вонтов, Евгений Иванов; артисты Ольга Арикова, Елизавета Нилова, Варвара Репецкая, Варя Светлова, Игорь Грабузов, Родион Приходько, Алексей Васильев.

«Собственно, это первая настоящая моя работа. Я в ней хочу дать исторический образ России за последнее сорокапятилетие, и в то же время всеми сторонами своего сюжета, тяжелого, печального и подробно разработанного, как, в идеале, у Диккенса или Достоевского, – эта вещь будет выражением моих взглядов на искусство, на Евангелие, на жизнь человека в истории и на многое другое…Атмосфера вещи – мое христианство, в своей широте немного иное, чем квакерское и толстовское, идущее от других сторон Евангелия в придачу к нравственным», – писал Пастернак в октябре 1946 года.
Автор закончил работу над романом в 1955 году, но читатели увидели его лишь два года спустя: в октябре 1957-го роман был издан на итальянском языке в Милане, далее «Доктор Живаго» выходил в Голландии, Великобритании, США и других странах. Роман был опубликован на многих языках мира, кроме русского… В СССР роман был опубликован только в 1988 году журналом «Новый мир» с предисловием Д. С. Лихачёва.
Так, «Доктор Живаго» вобрал в себя не только текст, написанный Борисом Пастернаком, но и события, происходившие вокруг его написания и публикации. Собственно говоря, история вокруг «Доктора Живаго» – это отдельная трагическая повесть, ставшая подтверждением и продолжением событий в России — СССР, описанных в романе.
23 октября 1958 года Борису Пастернаку была присуждена Нобелевская премия с формулировкой «за значительные достижения в современной лирической поэзии, а также за продолжение традиций великого русского эпического романа». Писатель вынужден был отказаться от почетной награды, а у себя на родине подвергся настоящей травле. Ставшая уже крылатой фраза «Не читал, но осуждаю!» — была произнесена о романе «Доктор Живаго» литератором Анатолием Софроновым на заседании правления Союза писателей СССР 27 октября, когда рассматривалось дело Бориса Пастернака. И именно под таким названием вошла в историю кампания по «бичеванию» писателя: его «предательскую» книгу, антисоветскую и выпущенную за границей, осуждал весь Союз – от газет и телевидения до рабочих на фабриках. В институтах, на заводах и в других организациях проходили обличительные митинги, подписывались требования наказать поэта. В защиту российского коллеги выступили Джавахарлал Неру и Альбер Камю. Нобелевский диплом и медаль передали сыну писателя, спустя 31 год – в 1989 году, уже после смерти Бориса Пастернака.
По поводу названия романа существует несколько версий: если верить Ольге Ивинской, подруге и музе писателя, ставшей прототипом Лары в романе, то как-то Пастернак наткнулся на улице на чугунную табличку с именем фабриканта – Живаго; согласно же свидетельствам поэта и прозаика Варлама Шаламова, сам Пастернак говорил о своем персонаже: «Ещё в детстве я был поражён, взволнован строками из молитвы церковной Православной Церкви: «Ты есть воистину Христос, сын Бога живаго». Я повторил эту строчку и по-детски ставил запятую после слова «Бога». Получилось таинственное имя Христа «Живаго». Но не о живом Боге думал я, а о новом, только для меня доступном его имени «Живаго». Вся жизнь понадобилась на то, чтобы это детское ощущение сделать реальностью – назвать именем героя моего романа».
В Пастернаке всё было — противоречия. По свидетельству его современников и коллег по «цеху», в нем сочетались детскость и бесстрашие, жестокость, эгоизм и самопожертвование, высокая культура, выдающийся ум, любовь и ревность… Ему предлагали покинуть СССР, но он не смог сделать этого, невольно подставив под удар любящих и близких ему людей… Тем не менее, «Доктор Живаго» остается величайшим художественным свидетельством ушедшего в прошлое образа жизни и уничтожения нескольких поколений незаурядно мыслящих людей.
Несмотря на громкую славу, роман имеет считанное число экранизаций и постановок. Наиболее известные из них:
Фильмы: 1965 года (США, 5 премий «Оскар», в ролях – Омар Шприф и др.), 2002 (США-Великобритания-Германия, в гл. ролях – Кира Найтли и др.), 2005 г. (Россия, сериал, режиссер – А.Прошкин).
Спектакли: 1993 – «Живаго (доктор)» — Театр на Таганке, реж. Ю.Любимов

Режиссер Леонид Алимов:
Мы сделали любопытную инсценировку: 9 человек рассказывают о жизни Юрия Андреевича Живаго, являясь одновременно и рассказчиками, и персонажами этой истории. Мы попытаемся рассказать о судьбе главного героя от рождения до смерти, отразить ее основные узлы и «закруты» и конечно же – расскажем о Женщинах, которые прошли через его жизнь, и прежде всего о Ларе Гишар.
В нашем спектакле нет ни одного «непастернаковского» слова. Инсценировка написана таким образом, что мы ничем себе не «помогали», ничего не брали из других источников — только текст романа и стихи Пастернака. Мы сохранили основные монологи Живаго, основные сюжетные линии, и хочется, чтобы все смыслы – глубоко религиозные, глубоко христианские, глубоко пацифистские – прочитались и дошли до зрителя.
К сожалению, для меня это роман – о гибели русского интеллигента всерьез. О гибели не метафизической, а просто физической, это песнь-моление Пастернака о своей среде, о своей семье, о своей культуре. О гибели его поколения в эти жуткие годы, в эти страшные полстолетия России – с 1905 по 1955 гг. Автор попытался проанализировать и зафиксировать то, что он видел собственными глазами и свидетелем, участником чего был сам лично!.. А итог…В итоге – победил дворник Маркел!
Очень хочу, чтобы зрители, посмотрев наш спектакль, захотели бы, прежде всего, перечитать стихи Бориса Пастернака и получить такое же наслаждение от этих строк, каковое получали мы, работая над спектаклем и бесконечно перечитывая их.

«Смерти не будет» – первое название романа в карандашной рукописи 1946 года. Здесь же эпиграф из Откровения Иоанна Богослова: «И отрет Бог всякую слезу с очей их, и смерти не будет уже; ни плача, ни вопля, ни болезни уже не будет, ибо прежнее прошло». Трактовка этих слов дается в романе в сцене у постели умирающей Анны Ивановны Громеко. Бессмертие души для Живаго – следствие деятельной любви к ближнему: «Человек в других людях и есть душа человека».

2018-02-05T14:52:41+00:00