7 декабря 2015 года заслуженному артисту России Александру Борисовичу Вонтову исполняется 65 лет.
В 1977 году Александр Борисович поступил в Ленинградский институт театра, музыки и кинематографии с преимуществом перед большинством и в жизненном, и профессиональном опыте: за плечами были служба в рядах Советской Армии и занятия в театральной студии Университета у замечательного педагога Владимира Петрова. На курсе Рубена Агамирзяна, человека, определившего судьбу актера, он был старостой. Чувство ответственности и преданность делу, которому он всю жизнь служит, никогда не покидали Александра Борисовича. В театре своего Учителя он стал незаменим, и при большой актерской занятости – за прошедшие годы им сыграно почти 90 ролей! – заведовал режиссерским управлением. Он и сегодня является помощником художественного руководителя. И театр для него – второй дом, а коллеги – семья. Безусловно, его можно назвать наставником молодых, связывающим прошлое театра с настоящим, его традиций и новаторства. Поэтому он – единственный заслуженный и артист, и работник культуры. Про Вонтова говорят: это человек, в присутствии которого не происходит конфликтов. Его дисциплинированность и организованность, педантичность и точность нередко спасают спектакли в форсмажорных обстоятельствах и во время гастролей. При внешней сдержанности артист владеет сценическим юмором, что с блеском проявляется в различных ролях – например, в роли вороватого камердинера из «Невольниц» А.Островского или Губернатора в новой премьере театра – «Дом, который построил Свифт». В драматических ролях, как Растрелли, Вернер, Алекс, Просперо, всегда проглядывает незаурядная личность актера.

Художественный руководитель Театра им.В.Ф.Комиссаржевской, заслуженный деятель искусств России ВИКТОР НОВИКОВ:
Я впервые увидел Сашу Вонтова в кабинете Агамирзяна (сейчас это информационный отдел), где происходил разговор Петрова Владимира Викторовича и Рубена Сергеевича о приеме этого актера в труппу. Разговор был длинным, и Петров отмечал, помимо художественных, хорошие человеческие качества А.Вонтова. Действительно, он быстро занял серьезное положение в театре. Театр в то время много ездил по гастролям, и люди «проявлялись» очень быстро. Было важно – как ты себя покажешь, как к тебе отнесутся, потому что два месяца существовать в гостиницах, переездах, вести цыганский образ жизни – это не каждый мог выдержать. И было видно, как к нему (особенно девочки) отнеслись. Для ребят он был, безусловно, лидером и серьезным товарищем. Когда в 1991 году не стало Рубена Сергеевича, и коллектив избрал меня художественным руководителем, то я понял, что очень серьезным помощником для меня сможет стать Саша Вонтов. Мы с ним поговорили, какие-то вещи обсудили, и он стал зав. режиссерским управлением, что, по сути, означало помощник художественного руководителя. Думаю, что я тогда не ошибся, потому что решение многих вопросов Саша взял на себя – он очень аккуратный, исполнительный человек. Кто-то его любит, кто-то – не любит – и это нормально, ведь к каждому человеку все относятся по-разному. Есть определенные законы в театре – нравственные, этические, – которые нельзя нарушать. Человек, который нарушает эти законы (во всяком случае, в нашем театре) долго продержаться здесь не может. Сашу можно назвать «домовым» театра. Таких людей в театре несколько. Люди могут с годами меняться, но, если говорить о Саше, он не давал повода усомниться в нем. Иногда он может взять на себя чуть больше, чем надо, но я отношусь к этому спокойно, потому что он это делает не для себя, своего благополучия, а для дела, или так ему кажется. Иногда он что-то скрывает от меня, и когда я узнаю, он говорит, что смог решить всё сам, и бывает, порою, прав, потому что мне в этом случае надо предпринимать не очень популярные меры. Правда, тогда он лишает меня возможности устроить кому-то «разнос», покричать, пошуметь, а с другой стороны, – берет на себя ответственность принятия важного решения.
Есть у него еще одно потрясающее качество, свойственное больше балетным актерам, которые готовы «влететь» в любой спектакль и сразу, с одной репетиции, станцевать – это очень ценно. Они почти никогда не становятся звездами, потому что, спасая ситуацию, подставляют себя, своё имя и свой талант. Саша – один из таких уникальных людей, которые готовы в силу необходимости «спасти» спектакль. Он это делает мгновенно, без разговоров, потому что все спектакли знает, умеет мгновенно подключиться. Иногда эти роли за ним не остаются, потому что у него их и так немало, и он уже может сам уставать от этого. Тем не менее, его желание играть – огромно – в отличие от многих молодых людей, которые сегодня приходят в театр и уже устают играть несколько спектаклей, ищут себе второй состав, пытаются сократить количество спектаклей с их участием, для которых кино стоит на первом месте, а театр – на втором… Есть такие актеры и в нашем театре, и они могут очень плохо кончить: в кино их перестанут снимать, театральных ролей будет все меньше, и театр сможет без них обойтись. Человек распоряжается своей судьбой сам, и за него никто не несет ответственность. Но, нарушая определенные законы, он выходит «за штат». А Саша всегда бросается на амбразуру и готов спасти ситуацию. Иногда, когда я не могу отправиться в какую-нибудь поездку, я доверяю ему полностью и уверен, что всё будет в порядке.
Если говорить о ролях, – то из множеств сыгранного хочется отметить роль Вернера в спектакле «Утоли моя печали…», Алекса в спектакле «Недалеко от Бога». Он по-настоящему высокопрофессиональный артист, иначе не вызывал бы к себе столько уважения и привязанности.

Заслуженный артист России АЛЕКСАНДР БОЛЬШАКОВ:
Александр Вонтов – замечательный партнер, прекрасный. Мы работаем с ним в «Буре» и «Безымянной звезде». Я не берусь оценивать профессиональные качества артистов, потому что сам артист. Я говорю про человеческое. И очень ценю в нем оптимизм, готовность к импровизации в строго определенных рамках спектакля, позитив – он очень позитивный человек на сцене. А еще – от него исходит доброта.

Заслуженные артисты России ЕВГЕНИЯ ИГУМНОВА и МАРГАРИТА БЫЧКОВА:
Евгения:
Во время гастролей в Македонии я увидела Сашу в новом свете: оказалось, он – изумительный партнер не только на сцене, он может быть прекрасным партнером в жизни. Я впервые позавидовала его женщинам, потому что он очень нежен, галантен с каждой, он просто настоящий мужчина. Кто-то наверняка помнит спектакль с его участием «Недалеко от Бога». Посмотрев его, моя тётя, партийный работник, сказала: «Это мужчина мечты!»… Мы давно присмотрелись друг к другу и уже многого не замечаем, а в Саше очень много прекрасного, мужского, которое он может реализовать и реализует на сцене. И зрительницы это чувствуют.
Маргарита: Но есть и другой Вонтов. Стоит его герою из сказки «Двенадцать месяцев» бросить в зал испепеляющий взгляд, и все мамы вжимаются в кресло, да и мы все начинаем вжиматься в кулисы, в пол, в диваны и понимать, что он – суровый помощник художественного руководителя. У Александра Борисовича – очень сильный стрежень лидера.
Евгения: При этом он – нежный муж, нежный отец и нежный дедушка. И когда он выходит из образа этого самого лидера, то преображается в невероятно прекрасного мужчину…
Маргарита: В сказке «Огниво» есть интересные персонажи – собаки, которые сторожат всё: честь, совесть, золото некоего мира – в нашем случае это называется Театр. Вот Александр Борисович такой страж – преданный, верный и очень умный. Он – абсолютная принадлежность театра: Театр Комиссаржевской – Вонтов, Вонтов – Театр Комиссаржевской. А если говорить о постановках и открытиях, то неожиданным для меня стал спектакль «Недалеко от Бога». Неожиданный и для него, и для зрителя, и для партнеров, потому что там он был удивительно нежным, искренним, настоящим – и сложилось всё: профессия, его служение театру, любовь…

Артист театра им.В.Ф.Комиссаржевской РОДИОН ПРИХОДЬКО:
Еще из детства помню передачу, в которой Александр Борисович был Шерлоком Холмсом, а доктора Ватсона играл Роман Романович Литвинов. И я верил, что Холмс может быть таким (несмотря на то, что Василий Ливанов до того момента был единственным Холмсом на всю страну) – зализанные волосы, трубка, голос, походка. Это была моя первая встреча с ним. На сцене я увидел его в пьесе Михаила Булгакова «Адам и Ева» в роли одного из секретных сотрудников. Он выходил – такой загадочный, в шляпе – и это было абсолютное попадание. А какой замечательный шарж на подвыпившего таксиста он создал в «Последнем герое»! Как партнер, он легко подхватывает какие-то придумки, живо реагирует на неожиданности и импровизацию. Его организаторские способности мы оценили на выпуске шекспировской «Бури». Как тяжело давался выпуск этого спектакля! Именно Александр Борисович мобилизовал всех – и работников цехов, и актеров – чтобы быстро и без потерь сыграть премьеру. Когда-то ему даже предлагали быть директором, но он отказался, так как всегда хотел быть артистом. Это о многом говорит: значит, человек себя так видит, чувствует, ему это нужно. И в то же время он человек системный, систематический: когда-то он служил возле Кремля во внутренних войсках. Военная закалка, организованность остались в нем до сих пор. Он очень любит оружие, может всё починить, организовать, когда ему что-то вменяют в обязанность или он сам чувствует необходимость за что-то взять ответственность. В силу своей должности он на себя взял роль очень нужную в театре, но довольно неблагодарную-воспитательную: может отчитать артиста за опоздания, одёргивать молодых, учить их традициям, которые здесь, несомненно, существуют. Потом он, чья творческая жизнь связана полностью с этим театром – кладезь всяких театральных баек, фольклора, а любой театр без этого не живет. Хохмы, судьбы… – он многое помнит, многое знает.
Помню, к нам на курс пришел Рубен Сергеевич Агамирзян (мы были его последним курсом) и обрисовал не очень оптимистичные перспективы, которые приоткрыли его подход, жизненный взгляд: «с вашего курса я возьму в труппу человек пять, дай Бог, половина останется в профессии, кто-то будет просто нужным театру человеком, а может быть, кто-то один станет известным…».. Именно Александр Борисович в свое время и стал тем редким человеком, который по-настоящему нужен театру, одним из тех артистов, на ком театр держится. У него вся жизнь связана с нашим театром. У него здесь – своя гримерка, которую они оборудовали с уже ушедшим из жизни Леонидом Александровичем Ниценко. И очень трогательно, что он оставил там нетронутым стол своего товарища, его портрет…
У Александра Борисовича – завораживающий тембр голоса, которым перед каждым спектаклем театр оповещает зрителей о необходимости отключить мобильные телефоны и желает приятного вечера. Еще Александр Борисович записывает аудиокниги. Одна из последних – роман лауреата Нобелевской премии по литературе Орхана Памука «Снег». В канун 65-летия я желаю ему крепкого армейского здоровья, любви и понимания близких.
И еще – как партнер – вот уже 20 лет вижу, как актер наполняется временем, мудростью и желаю ему как можно дольше ощущать всю прекрасность процесса, потому это очень красиво.

Народный артист России ГЕОРГИЙ КОРОЛЬЧУК
Хорошо, что в нашем театре есть АБВ. Как всем известно, каждый театр в данный момент своей истории, в период крепкого своего стояния, имеет уникальную жесткую духовно-нравственно-экономическую конструкцию. Опорная часть ее состоит из нескольких незаурядных личностей, способных выдерживать бурные внешние и внутренние натиски. Александр Борисович Вонтов – подобная личность. Когда ходишь с таким человеком в товарищах, то в тени мелких обыденных дел, производственных разговоров, в радости сценического партнерства, праздничных всплесков, не замечаешь масштабности скрупулёзно и непрерывно совершаемых им дел. Александр Борисович – из фигур незаменимых в театре, один из его нервных центров. Александр – несменяемый помощник художественного руководителя, точный колоритный актер, верный придирчивый партнер на сцене. Саша – неутомимый собеседник за дружеским столом. Шура – нежнейший отец и дед. Нам повезло, что в нашем театре есть Александр Борисович Вонтов.

С.Володина. Хорошо, что в нашем театре есть АБВ…/Интервью с коллегами, актерами Театра им.В.Ф.Комиссаржевской об Александре Вонтове// Санкт-Петербургский курьер, 3-9 декабря 2015