УЧЕНИКИ О МАСТЕРЕ
Народный артист России, актер и режиссер театра им.В.Ф.Комиссаржевской Георгий Корольчук

Беру ключ.
Отворяю сердце.
Зрение памяти вводит в учительскую души, выбираю одну из драгоценностей.
Рубен Сергеевич Агамирзян – мастер театрального дела.
Он взял меня в свою мастерскую и сформировал в мастера театрального дела.
Многие потом пытались присвоить себе «открытие» меня, как артиста, но взрастил меня Рубен Сергеевич Агамирзян. Попасть в руки такого мастера можно считать везением, удачей, фартом, в конце концов, но как назвать верность этих рук на протяжении четверти века? Я называю подобные явления душевными драгоценностями. Имя моего театрального мастера Рубена Сергеевича Агамирзяна лежит в моей шкатулке после родителей между моим производственным мастером Михаилом Семеновичем Моносовым, выучившим меня на сверловщика, и моим чтецким мастером Александрой Афанасьевной Пасынковой открывшей мне глубины «слова».
Любуюсь учителем, вспоминая горячность его порывов, ораторскую приподнятость, умную веселость, творческую целомудренность, непререкаемую властность, уважительную пунктуальность, дружескую верность, эмоцианальную оригинальность, семейное постоянство и многое, многое, многое…
У святителя Николая Сербского написано: «Не может картина видеть художника, но сын художника может видеть его». Когда я был только артистом, исплняющим его волю, я видел внешний облик моего мастера. Сегодня же, когда, в качестве постановщика спектакля, мне приходиться сидеть в зале на том месте, где сидел Рубен Сергеевич, я начинаю понимать то, чего не мог понять со сцены, в качестве артиста. Я начинаю понимать, какой духовной мощью обладал этот талантливый человек, мой драгоценный мастер Рубен Сергеевич Агамирзян. Слава Богу за все!

Художественный руководитель театра им.В.Ф.Комиссаржевской, заслуженный деятель искусств России ВИКТОР НОВИКОВ: 
Самый большой подарок к 90-летию Рубена Сергеевича то, что даже актеры, которые с ним не работали и не видели его спектаклей, знают, кто такой Агамирзян и уважают его. Еще есть люди, которые работали с ним, помнят о нем. Когда-то, в свои 60 с лишним лет, он нам казался пожилым человеком, а сегодня у нас много людей этого возраста, и он уже не кажется «пожилым»… Мы в нашем театре ценим и уважаем Рубена Сергеевича, так как в жизни каждого из нас он сыграл определенную роль и оставил память о себе. Его нет уже больше 20 лет, но мы по-прежнему помним, сверяем свои поступки с тем, как он поступил бы в той или иной ситуации. В театре висит его портрет и фотографии спектаклей, которые он поставил. Рубен Сергеевич присутствует в наших разговорах и остается очень важным персонажем в жизни нашего театра.

Народный артист России ИВАН КРАСКО:
Несмотря на наше противостояние в театре, противостояние между главным режиссером и артистом, он был справедлив и давал мне играть. Я сыграл множество главных ролей в спектаклях Агамирзяна. «Почему я должен не давать ему ролей, если он может их играть?», – ответил Рубен Сергеевич, когда какой-то критик, задал такой вопрос. Я благодарен ему за то, что четверть века я должен был держать себя в струне: я не мог позволить себе нарушить дисциплину, опоздать на репетицию или сорвать спектакль. И я благодарен тому, что у нас были такие конфликтные, но честные отношения. Театр им. Комиссаржевской славится атмосферой внутри труппы, нормальными человеческими отношениями и Виктор Абрамович Новиков воспринял эту традицию от Рубена Сергеевича, который был настоящим хозяином театра.

Заслуженная артистка России НАТАЛЬЯ ОРЛОВА:
Агамирзян был уникальным человеком, очень образованным, культурным, хорошо разбирался в литературе. Мы не должны были предавать ни театр, ни друг друга. Он умел скрепить, соединить нас и не позволял разрастаться конфликтам. И у него было такое кредо: он считал, что все артисты должны быть заняты, что подтверждают массовые сцены в его спектаклях. Мы всегда чувствовали его отношение: во-первых, заинтересованность, во-вторых, что-то отеческое. Если что-то происходило в семье или за кулисами, он об этом знал и вызывал тебя на разговор, не то, чтобы вмешиваясь, а принимая участие, и был жутко горд, когда у него это получалось. Он нас оберегал, а мы были его птенцами. Если он обижал, то всегда это видел и мог извиниться. Он был человеком восточным, резким, но с потрясающим чувством юмора, поэтому в творческом плане с ним было легко и очень интересно работать. Я жалею об одном: что не сказала при его жизни того, что я к нему чувствую, и была скупа на добрые слова, на слова благодарности.

Заведующий труппой театра им.В.Ф.Комиссаржевской ЕВГЕНИЙ АРТЕМЬЕВ:
Рубен Сергеевич был большим профессионалом своего дела. Это я понял еще на втором курсе, когда мы ставили спектакль «В списках не значился». Он очень аккуратно разминал с нами материал, работал над этюдами, а потом начал собирать все воедино. И на глазах у меня, молодого мальчишки, вдруг из ничего возник крепко и профессионально сделанный спектакль. Для меня это стало открытием профессии режиссера и владения режиссерским мастерством. За свою карьеру я работал во многих театрах и с разными постановщиками, но не все выдерживают сравнение с той высокой планкой профессионализма, которая была у Рубена Сергеевича. У него был свой «режиссерский портфель», и он всегда знал, что будет делать через год, через два, три. Когда брал молодежь в свой театр, он просчитывал, на какие значимые роли актеры могут претендовать. И всегда ощущалось, что он смотрит в будущее и видит перспективу. Еще с института Рубен Сергеевич закладывал в нас традицию театра-дома. В нас оставался этот дух, стремление служить профессии. «Если ты пришел в театр, ты должен полностью отдавать себя ему», – этому учил нас Агамирзян.

Заслуженная артистка России ТАТЬЯНА САМАРИНА:
Слово «учитель», в разговоре о Рубене Сергеевиче, наверное, включает все: заботу о нас, о нашей творческой и человеческой жизни. Ему было важно, какими людьми мы вырастаем. Он заботился о том, чтобы мы играли разные роли, и был очень неравнодушен к нашей личной судьбе, чтил преданность театру и старался воспитать это в нас. Это была спина, которая нас поддерживала и защищала, мы привыкли к этому и даже были слегка избалованы. Когда его не стало, казалось, что мы никому не нужны, никто нами не занимается и не заботится о нас. И мы заново учились жить без поддержки. В театре для него были важны драматургия, ансамблевое существование, партнерские взаимоотношения и, конечно же, зритель и зритель всегда был прав.

Заслуженный артист России, заслуженный работник культуры России АЛЕКСАНДР ВОНТОВ:
Театр, который мы имеем на сегодняшний день – это театр Рубена Сергеевича Агамирзяна. Он создал его и это его детище. Он учил нас, артистов, оставлять свои проблемы за дверью, потому что зрителя не интересует, что происходит в нашей жизни, его интересует то, что мы ему показываем. Агамирзян учил, что, если ты в театре, то он для тебя главное. Как только ты в него вошел, для тебя не должно больше существовать ничего кроме сцены и публики, для которой ты работаешь. Все должно делаться для зрителя. Для Рубена Сергеевича это было основным принципом в отношении к театру.

Заслуженная артистка России НАТАЛЬЯ ЧЕТВЕРИКОВА:
Для меня Рубен Сергеевич определил жизнь как верность самой себе. Когда в моей жизни возникает какая-нибудь проблема, то я мысленно обращаюсь к Рубену Сергеевичу, к тому, чему он учил. Вспоминая его мысли, учение, требования, находишь ответы даже на самые сложные вопросы. Он призывал нас к тому что, если театр, в котором ты работаешь, близок и дорог тебе, то его нельзя менять. Он по-доброму относился к актерам и, что очень важно, следил за развитием актерского диапазона, не держал актера в одном амплуа, учил серьезно и ответственно относиться к работе. Играли ведь не только большие роли, но и эпизоды, которые в процессе работы становились праздником. Агамирзян научил нас не бояться трудностей. Для меня институт, каждая встреча с Мастером, каждый его урок были как великая благость и подарок судьбы.

Артист театра им.В.Ф.Комиссаржевской КОНСТАНТИН ДЕМИДОВ:
В театре им. Комиссаржевской совершенно уникальная труппа: в ней 4 поколения артистов, воспитанных Агамирзяном. Мастера нет уже 20 лет, а его театр жив той эстетикой, той семейностью и «шкалой» ценностей, которым он нас учил. Он относился к театру как к месту, где можно приподняться над бытовой, рутинной жизнью и получить духовную пищу для размышлений о своей жизни. Рубен Сергеевич говорил, что актерская профессия подразумевает ответственность перед зрителем: он приходит в зал, мы забираем у него три часа жизни и несем ответственность за то, чтобы он не просто «пробалбесничал» эти три часа, а задумался о каких-то важных для себя моментах. Для Рубена Сергеевича драматический театр был местом, которое давало возможность человеку оставаться человеком. Он был не только колоссальным профессионалом в режиссуре и в педагогике и художником. Поставив трилогию о царях, он затронул несколько объемных тем: отношения человека и власти, отношения поколений, вопрос веры. Тогда театр мог в образной форме сказать то, что нельзя было сказать в жизни, а театр всегда был для Рубена Сергеевича кафедрой.

Заслуженная артистка России ТАТЬЯНА КУЗНЕЦОВА:
Для меня Рубен Сергеевич Агамирзян –человек, фамилия которого есть мир и этот мир с годами все больше и больше. По жизни вспоминается его юмор. Именно через настрой, юмор, доброту он все и передавал. Он любил говорить: «Играйте быстро и весело» или «всегда через улыбку». В театре, полном учениками Агамирзяна, каждый имел свою нишу. Мастер знал способности актеров и всегда давал возможность их проявлять, каждому давал шанс и смотрел, кто и как с ним справляется… Товстоногов говорил: « «Актер играет роль в спектакле, хороший актер играет сверхзадачу, а гениальный актер играет тему». Мне кажется, в театре у Агамирзяна была своя тема: тема жизни.

Заслуженная артистка России ЕЛЕНА СИМОНОВА:
Рубен Сергеевич был режиссером, способным воспитать коллектив, держать его в руках, следить за судьбой артиста, выстраивать ее и в какой-то степени быть ответственным за эту судьбу, что сейчас большая редкость среди режиссеров. Не многим режиссерам дано возглавлять махину под названием театр, руководить ею и в то же время, воплощать свои идеи как художника и двигаться вперед, что успешно удавалось Рубену Сергеевичу Агамирзяну.

Народный артист России БОРИС СОКОЛОВ:
Рубен Сергеевич Агамирзян принадлежал и принадлежит к тому счастливому и, к сожалению, уже ушедшему времени, когда театр определяли такие люди как Эфрос, Товстоногов, Ефремов в «Современнике». Я считаю это время расцветом театра. Не БДТ или театра им. Комиссаржевской в частности, а всего театра. Он был человеком своего времени. В театре всегда шло большое количество спектаклей о войне. Агамирзяну было, что сказать по этой теме и он говорил.. Рубен Сергеевич интересовался именно театром им. Комиссаржевской и делал все, как ему казалось, для того, чтобы этот театр был впереди. Он был режиссером и личностью, каких сейчас нет. Пусть земля ему будет пухом.

Мегаполис/газета о жизни большого города, декабрь 2012