Расскажите об итогах прошедшего сезона…
Мы закончили сезон, выпустив спектакль «Графоман» по произведениям Александра Володина. И, как мне кажется, спектакль получился: режиссер Александр Баргман стал завоевывать зрителя, актеры, которые заняты в постановке, получили от работы с режиссером большое удовольствие, а зритель, приходящий на «Графомана», ощущает какое-то свежее дыхание в театре (некая эмоционально-ностальгическая нота задевает их сознание). И этому подтверждение – особая щемящая тишина в финале, а после — громкие аплодисменты, крики «Браво», слезы на глазах…. Думается, что какие-то определенные задачи театра мы выполняем – это добрый ностальгический романтический спектакль, который говорит об очень важном. Сегодня, как мне кажется, многие наши беды от того, что люди перестали различать понятия «хорошо» и «плохо», что можно делать, а чего – нельзя. А без этого можно скатиться куда угодно, к чему угодно: к фашизму, войне, безнравственности… Вспомните стихотворение Владимира Маяковского:
Крошка сын к отцу пришёл,
и спросила кроха:
— Что такое хорошо и что такое плохо?-
А ответ, простой ответ на этот главный в жизни вопрос, я думаю, и определяет будущее, определяет нравственность нации.
Народ запутался в нравственных понятиях, или они исчезли?
Когда черное называют «белым» и стараются тебя в этом убедить, тогда люди теряются. Американские университеты проводили знаменитый тест: перед десятью людьми лежали бумажки разного размера. 9 человек были «подсадные» и говорили, глядя на маленькую бумажку, что она – большая. В итоге десятый поддавался «толпе»…
Мне кажется, бессмысленно и некорректно задавать вопрос о смысле жизни. Его, этого смысла, нет, а есть жизнь сама по себе. А вот вопрос – что хорошо и что плохо – имеет ясные ответы. Когда Володин говорил, что стыдно быть несчастливым, если ты выжил в войну и остался жив – люди понимают, о чем речь. Ты уже счастливый, если удалось выжить. И можно довольствоваться малым, получать счастье от того, что тебе дали возможность жить дальше. Это понимают многие шестидесятники, о которых рассказывает наш спектакль. Они жили в стране под названием СССР, а сегодня – это уже совсем другая страна, и люди проживают как бы две жизни. И становится страшно, когда сейчас ты видишь крен в ту жизнь, которая была в 50-60-70 годах. Многие, уезжая отсюда, тоже поделили жизни надвое: в Советском Союзе и в свободном мире. Тем не менее, никто не хочет вернуться в прошлое, все хотят двигаться вперед, жить сейчас, в своем времени, каким бы сложным (приятным или неприятным) оно ни было. Но понятие нравственности у многих людей сегодня смещено – или из-за телевидения, или из-за вседозволенности и отсутствия внутренней цензуры…. Как объяснить, что «хорошо», а что «плохо»? Я думаю, надо говорить и думать о нравственности.
Сейчас ты хорош, если у тебя есть деньги…
Это финансовое давление, но прямой зависимости нет. Деньги определяют многое, но не всё. Если ты богатый, но вкладываешь деньги, например, в благотворительность, значит, ты задумываешься не только о своем благосостоянии. Я знаю многих богатых людей, которые содержат детские дома, помогают театрам, искусству, культуре, домам престарелых, больницам… Представьте себе, например: лежит человек больной, ему врач выписывает дорогое лекарство, на которое нет денег. При этом говорят, что если вы купите это лекарство, оно спасет жизнь этому больному человеку, вашему близкому. Что вы будете делать? И тогда человек может пойти на всё. Нельзя ставить людей в такое положение, это бессовестно. Бессовестно врать, что в театрах, например, все зарабатывают в среднем 40-45 тыс. Нет такой зарплаты в нашем Академическом театре. Также, на мой взгляд, бессовестно публиковать в печати заработки известных ленинградских деятелей культуры. Это есть тайна личная. Сколько заработали Гергиев, Додин, Темирканов… Масштаб их личности и талант говорят об исключительности, уникальности этих людей. И их заработки нельзя рассматривать как эквивалент, среднее арифметическое… Они добились признания, и славы только своим трудом, своим талантом. Тем не менее, сложность экономическая заключается в том, что обычный человек на пенсию не проживет, даже если у него большая пенсия – 15000 р. Как он должен жить? В такой ситуации сложно говорить о каких-либо театральных реформах.
Есть система грантов…
Гранты нужно давать персонально, отдельно человеку, а не театрам. Может быть, театр когда-то был великим, а потом перестал быть таковым. А актеры, которые там работают – великие, или большие, замечательные актеры. И их, этих людей, и нужно выделять конкретно. Выделять так, чтобы не было волюнтаризма – какому-то чиновнику нравится кто-то — и он подписывает грант или выдвигает именно его. В этом случае, чиновник должен стать личным благотворителем этого актера, а не пользоваться за счет государства понятием «нравится — не нравится». Это понятие укладывается в рамки «что такое хорошо, а что такое – плохо».
И в этой же системе координат – наш новый спектакль «Графоман». Спектакль о том, что вся жизнь того времени была графоманской, не реальной, своего рода заменителем, подделкой, игрой в настоящую жизнь. На самом деле прийти к реальности существования очень сложно и трудно, и поэтому главный герой – графоман этой жизни, как и все его современники.
А как жить по-настоящему?
Жить по нравственным законам не общества, которое меняет их в зависимости от своих нужд, а общечеловеческим, внутренним, которые передаются на генетическом уровне с истиной и добром.
Каковы планы театра на следующий сезон?
Они обширны. До нового года мы предполагаем выпустить спектакль «Прошлым летом в Чулимске» А.Вампилова в постановке известного режиссера из Новосибирска Сергея Афанасьева.
Есть желание сделать спектакль для юношества: вероятно, это будет сказка Гауфа «Холодное сердце» в постановке московского режиссера Светланы Ивановой.
Также мы хотим пригласить к сотрудничеству Семёна Серзина, выпускника мастерской В.Фильштинского. Он поставит «Смерть Тарелкина» А.Сухово-Кобылина.
Пьесу Олби «Кто боится Вирджинии Вульф?» выразила желание поставить руководитель венгерского театра Комедии Энике Эжени. Для нашего города это новое имя.
В конце сезона режиссер Александр Баргман выпустит спектакль «Бесконечный апрель» по пьесе молодого сибирского драматурга Ярославы Пулинович.
Кроме того, есть еще одна радостная новость: в этом году актер нашего театра, режиссер и педагог Сергей Бызгу набрал актерский курс в Театральной Академии, и я думаю, что ребята будут активно участвовать в жизни Театра им. В.Ф.Комиссаржевской, а некоторые по окончании обучения могут войти в труппу. Я надеюсь, что возникнет новая молодая смена.
Для каждого театра очень важны гастроли…
До начала следующего сезона театр поедет на гастроли в Хорватию (Дубровник) и Черногорию со спектаклем «Опасные связи», который выпущен главным режиссером Национального македонского театра Деяном Пройковски и Тино Светозаревым, работавшим несколько лет у нас главным художником. Этот спектакль – одна из премьер прошедшего сезона.
Спектакль «Ночь Гельвера» И.Вилквиста в постановке А.Баргмана в новом сезоне будет показан в Будапеште, а также в Тбилиси, в рамках Дней культуры Петербурга. Осенью 2015 года театр приглашен на фестиваль NETA в Бухарест, где состоится открытие их национального театра. Мы покажем там «Дон Жуана» Ж.-Б.Мольера в постановке А.Морфова и «Ночь Гельвера» А. Баргмана.
В ближайшее время состоится выдвижение на Высшую театральную премию Санкт-Петербурга «Золотой Софит», и мы надеемся, что наша премьера «Графоман» будет рассмотрена в каких-либо номинациях.
С каким настроением вы уходите в отпуск?
С радостью. Поеду в свою любимую Болгарию. Я стал заниматься йогой и каждое утро делаю 40-минутную зарядку. Думаю, и актеры после летних фестивалей хорошо отдохнут или отправятся в путешествие.
Да, планы у нас обширные, но что получится – неизвестно. Я не устаю повторять, что хороший спектакль – это редчайший случай. Я счастлив, что в этом сезоне у нас с успехом шли спектакли Морфова, Фильштинского, Баргмана – и даже это количество позволяет говорить о серьезных намерениях театра и желании сохранить театр-дом. А чтобы его сохранить, нужны постановки, которые вызывали бы зрительский интерес. Мы хотим, чтобы наши спектакли посещались и были интересны, в первую очередь, нашему зрителю. Жизнь продолжается!
С.Володина. Интервью с художественным руководителем Театра им.В.Ф.Комиссаржевской Виктором Новиковым: «Что такое хорошо и что такое плохо…»// Санкт-Петербургский курьер. №18 (680), 24-30 июля 2014.