Дон Жуан

/Дон Жуан
Дон Жуан2018-07-26T15:45:49+00:00

Project Description

Трагикомедия по мотивам пьесы Ж.-Б.Мольера в 2-х действиях
Автор сценической версии и режиссер — Александр Морфов (Болгария)
Сценография — заслуженный художник России, лауреат Гос.премии России Александр Орлов
Художник по костюмам -Ирина Чередникова
Педагог по фехтованию — мастер спорта Владимир Иванов
Художник по свету — Сергей Андрияшин
Музыкальное оформление — Александр Мофров
Аудиоинсталляция и компьютерная обработка музыки — Артур Мкртчян

Видимо, тайну эликсира любви, которым владеет этот красивый дерзкий господин, сумеют раскрыть не все. Но почувствовать магнетизм этой «эпикурейской свиньи», бунтаря-одиночки, посмевшего жить и любить, как ему вздумается, сможет каждый.

Этот Дон Жуан,  — проводник в мир наслаждений, в царство страсти и порока, — не боится ни неба, ни ада. Он храбр, умен, весел и остроумен. Он – воплощение тайных желаний и явных порывов. Кто он – смельчак или демон, безумец или дьявол? И где эта грань между свободой и вседозволенностью – для каждого из нас?

Награды:
Диплом Правительства Санкт-Петербурга III степени «За большой вклад в развитие культуры и театрального искусства Санкт-Петербурга и постановку спектакля «Дон Жуан»»
Спектакль — лауреат высшей театральной премии Санкт-Петербурга «Золотой софит»-2004 в 5 номинациях: «Лучшая работа режиссера» (А.Морфов), «Лучшая работа художника-сценографа (А.Орлов), «Лучшая работа художника по костюмам» (И.Чередникова), «Лучший драматический спектакль на большой сцене», «Лучший актерский дуэт» (А.Баргман и В.Богданов).
Спектакль — был выдвинут на соискание Российской Национальной театральной Премии «Золотая Маска»-2005 в 4 номинациях: «Лучший спектакль большой формы», «Работа режиссера» (А.Морфов), «Лучшая мужская роль» (А.Баргман), «Работа художника» (А.Орлов).
Спектакль — участник международных фестивалей «Сезоны Станиславского» (Москва, 2004, номинация «Лучший спектакль большой формы»), «Площадь искусств» (Москва, 2005); фестиваля в Адане (Турция, 2005); участник «Петербургского театрального сезона» в Праге (2007), Израиле (2010) и Милане (2011); фестиваля исполнительских искусств EX Ponto в Словении (сентябрь, 2012).
Спектакль гастролировал в Риге (Латвия, 2007), Нова-Горице (Словения, 2007)

Премьера состоялась 30 января 2004 г.
Продолжительность спектакля — 3 часа 15 мин. с антрактом.

Билеты на спектакль «Дон Жуан» можно купить в театральных кассах города, в кассе театра, интернет-кассах, указанных на сайте.

Действующие лица и исполнители:

Дон Жуан, сын Дона Луиса лауреат Гос. премии России Александр Баргман
Сганарель — слуга Дона Жуана з.а. России Владимир Богданов
Денис Пьянов
Эльвира — жена Дона Жуана з.а. России Евгения Игумнова
Варвара Репецкая
Гусман — слуга Эльвиры з.а. России Александр Вонтов
Александр Анисимов
Донна Анна Елена Андреева
Дон Карлос — брат Эльвиры Владимир Крылов
Дон Алонзо — брат Эльвиры Иван Васильев
Дон Луис — отец Дона Жуана н.а. России Георгий Корольчук
Нищий, Придурок с сачком, Священник з.а. России Анатолий Горин
Константин Демидов
Шарлотта — крестьянка з.а. России Елена Симонова
Матюрина — крестьянка з.а. России Маргарита Бычкова
Пьеро — крестьянин Родион Приходько
Лука — крестьянин Егор Бакулин
Командор — отец Донны Анны н.а. России Георгий Корольчук
Тисбея з.а. России Ольга Белявская
Варя Светлова
Слуги Дона Жуана Иван Васильев
Владимир Крылов
Александр Макин
Крестьянки, рыбачки Елена Андреева
Ольга Арикова
з.а. России Евгения Игумнова
Варвара Репецкая
Александра Сыдорук
Крестьяне, рыбаки, бандиты Егор Бакулин
Иван Васильев
Владимир Крылов
Александр Макин

Пресса о спектакле

«Дон Жуан». Дайжест

Пять лет назад поставленный А. Морфовым на сцене Комиссаржевки спектакль «Буря» не только взял «Золотую маску», но и открыл России очень модного ныне в Европе постановщика. В него влюбилась даже некоторая часть Москвы, и Александр Калягин пригласил поработать в своем театре («Дон Кихот», «Король Убю», тоже, кстати, обладатель «Золотой маски»). Так что «Дон Жуан» не случаен своим появлением ни для режиссера, ни для театра. …Для Морфова каждый спектакль — это разговор с жизнью, подведение каких-то итогов. «Дон Жуан» — это философия жизни. Женщинам всегда нравится мужчина, который знает больше, чем она. Морфов именно такой.
Театральная жизнь. 2004. №4. Москва

Перед нами спектакль, полный жизненной силы, красивый и мощный. В работах Александра Морфова присутствует какая-то даже грандиозность. Он любит масштабные декорации, выразительные скульптурные формы… на сцене буйствуют восхитительный праздник жизни и театра. Значительно помолодевшая труппа Комиссаржевки, как выяснилось, исключительно талантлива… Жажда любить каждую, насытиться, насладиться любовью, не ввязываясь ни в один конфликт, ускользая от поединков и дуэлей, — Дон Жуан артистичен в этой игре. Для человека, не наделенного гипертрофированным чувством дворянской чести, это своего рода ответ на мучительный, актуальный во все времена вопрос: как жить?
Театральный Петербург. 2004. Апрель.

… он просто классно сделан, что сделать непросто. Он изумительно красив сочетаниями красного, черного, белого, он дает возможность зрительского удовольствия в первом акте, профессиональное понимание концепции во втором, послевкусие наутро — и оставляет тебя в покое, с ясными и точными воспоминаниями об отличной работе режиссера, всего актерского ансамбля, художников, не говоря уже о Моцарте. …Сам же Морфов совершает некий художественный полет над залом Комиссаржевки, решивший отомстить Дон Жуану Тенорио полным развенчанием мифа, который несколько столетий кружит умы и таланты.
Час Пик. Март. 2004. Петербург

Ведь мольеровская история не о любовных похождениях, а о вольнодумстве и богооставленности. В черном втором акте смысловые линии сойдутся, а режиссерские средства – не менее изобретательные, чем в первом акте, — подвергнутся строгому отбору и подчинятся основной идее. Все, даже жвачка, прилепленная Дон Жуаном к подлокотнику кресла в исповедальне, станет не «самостийной» мулькой, а необходимым штрихом на полотне мастера (так ненавязчиво герой распростится с самой идеей церковного покаяния). … Под взглядом своего потустороннего визави Дон Жуан добровольно отправится в последний путь – протянув руку, поймает ею струю песка, сыплющуюся с неба. Где окажется герой в конце ужина – решать тем, кто рискнет пойти за ним.
Деловой Петербург. 2004. Февраль

..болгарский режиссер сумел показать, как человеческое счастье, веселый дар обольщения, превращает Дон Жуана в собственного раба. Герой мог бы спастись, отказавшись от своего дара, но, не сумев, приносит ему все более кровавые жертвы. Едва ли режиссер считает, что он заслуживает осуждения, мораль лишь в том, что жизненные долги лучше платить вовремя, пока не набежали проценты.
КоммерсантЪ. Февраль. 2004. Москва

Любвеобильный Дон Жуан курит, говорит модным сленгом и катается на велосипеде. Его юмор и обаяние очаровывают. Но, наблюдая за ним, уже никто не сомневается, что этот человек — сам дьявол.
Версия в Питере. Февраль 2004

«Морфов ставит трагифарс. Потому раз от раза доля смешного по отношению к ужасному в выходках Дон Жуана все уменьшается, пока, наконец, не является Командор. Но в тот момент, когда его белоснежная фигурка возникает на противоположном от Дон Жуана конце гигантского — во всю ширину сцены и высотой в два метра — стола, Морфов опускает занавес. Если про настоящую любовь еще можно прокричать с современных подмостков, то беседа человека с судьбой не терпит посторонних.
Афиша. 2004. Март. Москва

«Дон Жуан» Морфова хоть в нем и полно отступлений от мольеровской фабулы и мотивов из Лопе де Вега, Байрона и Фриша, непохож ни на трюковую капустную «Бурю», ни на примочки, в которые Морфов оправил клоунского «Короля Убю». Режиссер застегнул на все пуговицы свой южнославянский темперамент и сочинил спектакль осмысленный, изящный, больше грозный, чем смешной, и очень личный. Преступление здесь несомненно, а наказание неизбежно.
…Но экзистенциалист Дон Жуан останется верен себе и — как какой-нибудь Мерсо из «Постороннего» — отправится навстречу Командору и смерти, упрямо твердя, что «дважды два равняется четыре».
Календарь. 2004. №5. Петербург

Изящную классицистскую пьесу Морфов ставит, скорее, по законам ренессансной комедии, более грубой, более условной и легко оборачивающейся трагической стороной. Сплав шекспировского площадного юмора и приземленного ужаса оказывается актуальнее для нас, чем интеллектуальная игра в аристократическом Пале-Рояле XVII века. Язык визуальных образов преобладает над словесным. В мрачном пустом пространстве из дощатого «ничего» возникают видения: маскарадная игра, многофигурный могильный «памятник» Командора, состоящий из множества человеческих фигур, покрытых белыми тканями, берег моря с веселящимися на нем рыбаками.
Независимая газета. 2004. Февраль. Москва

Дон Жуан уже больше не авантюрист из плутовского романа, а философ-практик, проверяющий свои философские выкладки на себе самом. Знаменитое мольеровское «я верю только в то, что дважды два — четыре» звучит со всей определенностью: «если неба нет — то все позволено». Раскаяние герою недоступно… Но и судить этого Дон Жуана на земле некому «воздаяние небес»
Город. 2004. №6. Петербург

Режиссер Александр Морфов всегда разный: дома, в Софии, он один, в Москве — другой, а на сцене Театра имени Комиссаржевской — третий. Из этого триединства мне ближе всего Морфов петербургский. О чем его «Дон Жуан»? Об ошибочной вере человека только в свои силы, не менее ошибочной слепой вере только в бога, о высшей справедливости и любви.
Московский комсомолец в Питере. 2004. Февраль.

… спектакль по Мольеру — нечто среднее между интерпретацией мифа и постмодернистским комментарием к нему. Но вообще-то, что бы вы ни подумали, Морфов не подавляет интеллектуальностью на сцене. Мало того, что Морфов обожает на сцене отсебятину на грани фола — его просто хлебом не корми, дай подпустить в сюжет какую-нибудь небезопасную современную шутку, поиздеваться над всем и вся, он еще и большой придумщик постановочных трюков и гэгов.
Freе time. 2004. Февраль. Петербург

Роскошный красивый спектакль, блестяще сыгранный на одном дыхании труппой Театра Комиссаржевской, столь же смешон, сколь и мрачен, даже трагичен. Пожалуй, за исключением «Дяди Вани» Додина в МДТ, не припомню в последние годы на питерской сцене столь красивого спектакля «большого стиля». Спектакль на большой сцене — искусство, почти утраченное нашими режиссерами. Болгарский режиссер Александр Морфов владеет этим искусством вполне. Плюс он владеет еще одним редким даром — даром комического.
Театральный Петербург. 2004. Март 

Л.Шитенбург. Дон Жуан// «Деловой Петербург» №25 от 13.02.2004 

«Дон Жуан»

В Комиссаржевке показали мольеровского «Дон Жуана» в постановке болгарского режиссера Морфова.
Новый спектакль Александра Морфова — мольеровский «Дон Жуан» отчетливо делится на два акта.

Дон Жуан в красном. Завтрак
Режиссер не изменяет своей манере: в первом акте сценой правит театральность, трюки плодятся, как кролики, смелые импровизации несущих уморительную отсебятину актеров веселят почтеннейшую публику. «Рождение героя» происходит в утренней ванной. Так из тяжелого похмелья и прочего безобразия, как Афродита из пены, возникает Дон Жуан (Александр Баргман).

Здешний Дон Жуан откровенно комичен и осознанно пародиен, а кроме того наделен лучшим свойством артиста Баргмана (и режиссера Морфова) — идиосинкразией к пафосу. На завтрак Дон Жуан скушает превосходные рассуждения Сганареля (Владимир Богданов), жалобы доньи Эльвиры (Евгения Игумнова), нечленораздельные увещевания своего батюшки (Георгий Корольчук) и собственный — крайне важный — монолог. В первом акте слова как бы и не нужны — они мешают резвиться, их откровенно проглатывают, бормочут под нос. И покажется, что Морфов непременно запутается в собственных трюках.

Дон Жуан в черном. Ужин
Ничего подобного не произойдет. Чуть поздновато, но режиссер умело «подхватит» тему спектакля, как спустившуюся петлю. Ведь мольеровская история не о любовных похождениях, а о вольнодумстве и богооставленности. В черном втором акте смысловые линии сойдутся, а режиссерские средства — не менее изобретательные, чем в первом акте, — подвергнутся строгому отбору и подчинятся основной идее. Все, даже жвачка, прилепленная Дон Жуаном к подлокотнику кресла в исповедальне, станет не «самостийной» мулькой, а необходимым штрихом на полотне мастера (так ненавязчиво герой распростится с самой идеей церковного покаяния).

В дуэльном клубе сойдутся на учебный поединок двойники Дон Жуана, красный огонек отметит бесславную кончину его последней жертвы (самого боя мы не увидим, но «воображенье в минуту дорисует остальное»). А Командор явится скромным, бессловесным посетителем и усядется напротив опустошенного и «почерневшего» Дон Жуана. И никакого грома, молний и иных адских штучек. Под взглядом своего потустороннего визави Дон Жуан добровольно отправится в последний путь — протянув руку, поймает ею струю песка, сыплющуюся с неба. Где окажется герой в конце ужина — решать тем, кто рискнет пойти за ним.

ЗА КУЛИСАМИ

Болгарский режиссер Александр Морфов (возглавлявший в свое время театр имени Ивана Вазова) возник в Петербурге довольно неожиданно — в 1998 г. поставил в Театре имени Комиссаржевской вдохновенную и забавную шекспировскую «Бурю», в которой разнообразных «шуток, свойственных театру», было как песка на берегу таинственного острова волшебника Просперо. В Комиссаржевке с тех пор преданно ждали Морфова. Он клятвенно обещал сначала поставить гомеровскую «Илиаду». Но Троя пала, не дождавшись Морфова. Потом пообещал поставить «Одиссею», а сам тем временем ставил в Москве у Калягина. Вел себя, прямо скажем, как Дон Жуан.

Итальянцы кричали «Браво!» русской Турандот.
«Петербургский театральный сезон» в Милане.
Спектакль театра им.В.Ф.Комиссаржевской «Дон Жуан» в Милане, который итальянцы, как оказалось, тоже называют своей культурной и северной столицей, уже вторую неделю идет «Петербургский театральный сезон». Шесть театров из Петербурга играют на трех пло¬щадках знаменитого «Пикколо» — первого в Италии стационарного театра.
Как любые зарубежные гастроли, «Петербургский сезон» не обходится без курьезов. Интернациональной команде ад¬министраторов и театральных служб приходится проявлять чудеса изворотливости. Трудности транспортной логистики начались еще до начала фестиваля, когда выяснилось, что грузовые трейлеры с декорациями, благополучно проследовавшие через пол-Европы, не могут подобраться к театру узкими переулками. Польские водители наотрез отказывались нарушать правила ита¬льянского движения. Но после экспрессивных переговоров на четырех языках — итальянском, английском, польском и русском — разгрузка все-таки происходила, и не за несколько кварталов, а на соседней улице.
В Италии спектакли начинаются полвосьмого вечера и идут не дольше двух часов. Наши пришлось сокращать: режиссеры «резали по живому» прямо во время репетиций. В Италии действует категорический запрет на курение во всех помещениях. Пришлось получать специальное разрешение «на дым»: во время действия большинства спектаклей «Се¬зона» русские артисты по роли курят на сцене. Камерный зал театра-студии EXPO (миниатюрный амфитеатр в форме полукруглой шкатулки) не при¬способлен к сценографии спектакля «PRO Турандот» «Приюта комедианта». Пришлось монтировать наклонный помост, который пригодился и для сыгранной там же «Касатки» Молодежного театра.
Итальянцы потребовали, чтобы перевод текстов по хронометражу точно соответствовал происходящему на сцене. В случае с «Турандот» это проблематично — постановка Могучего строится на импровизации.
Артисты честно пытались помочь синхронисту, озвучивав¬шему текст через гарнитуру наушников, и зачитывали по-итальянски отдельные фрагменты своих ролей по бумажке. Заодно, играя одного из евнухов, Андрей Шимко «зажигал», отплясывая тарантеллу, а прочие персонажи назначали друг другу встречи… в пиццериях. В неописуемый вос¬торг привела публику Марина Солопченко. Играя роль принцессы Турандот, актриса, как истинный профессионал, выучила и выдала пятиминутный монолог на итальянском языке. Ей долго кричали «Браво!» и «Брависсимо!», а еще умилялись тому, как ее коллеги вовсю хулиганили, вставляя в текст пьесы Карло Гоцци настоящие названия миланских улиц.
Александр Баргман в образе дона Джованни (спектакль «Дон Жуан» Комиссаржевки) был явно в ударе и живо взаимодействовал с публикой: завидев знакомые лица, улыбался и махал со сцены рукой. С генконсулом России в Италии Алексеем Парамоновым и его супругой почтительно раскланивался, а итальянцев и туристов, фланируя по залу, приветствовал «Вопа sera!» и «How do you do?» и совершенно всех очаровал. Но уже после поклонов, прошедших в буре оваций, он устало признавался за кулисами: зритель покорен, но это далось тяжело. Субтитры перевода не всегда поспевали за репликами, а пару раз их и вовсе «заедало», так что зал бывал лишен возможности следить за действием и реагировать вовремя.
Сегодня, 20 октября, в Милане дают европейскую премьеру «Трех сестер» Льва Додина, и после этого фестиваль плавно переходит в гастроли МДТ.Мария Кингисепп/Милан — Санкт-Петербург// Известия, 21 октября 2011 
РУССКИЙ ОКТЯБРЬ В МИЛАНЕ
«Русский октябрь» развернул¬ся на трёх сценах знаменитого миланского Театра Пикколо — Театра Европы. Специально для спектаклей «PRO Турандот» («Приют комедианта»), «Касатка» (Молодёжный театр на Фонтанке) и «Три сестры» (МДТ — Театра Европы) построили сценический помост с партером в зале Teatro Studio, который изначально имеет форму амфитеатра. На большой сцене Teatro Strehler показали спектакли «Дон Жуан» (театр им. В.Ф.Комиссаржевской) и «Власть тьмы» (БДТ им. Г.А.Товстоногова). Историческая сцена Пикколо, основанная Стрелером вместе с Паоло Грасси в 1947 году, принимала «Любовь к трём апельсинам» (театр марионеток им. Е.С.Деммени).
Первым был спектакль «PRO Турандот» в постановке Андрея Могучего. Артисты основатель¬но подготовились к встрече: в импровизационных диалогах мелькали знакомые итальянцам «встречи в пиццериях» и подлинные названия миланских улиц, но настоящий фурор произвела Марина Солопченко, которая произнесла длинную речь на итальянском, представив свою героиню Турандот. Публика наградила её овациями. Итальянцы, поначалу настороженно смотревшие многословный спектакль по фьябе родного им Гоцци, были покорены.
«Дон Жуан» в постановке Александра Морфова оказался публике близок. Эстетика, в которой поставлен знаменитый сюжет, досконально известна итальянцам, с детства воспитанным на опере. Театральный язык режиссёра и актёров миланцы понимали без слов. Петербургский Дон Джованни (в итальянской традиции известный герой-любовник зовётся именно так) Александр Баргман вовсю хулиганил: спускался в партер и со словами «Hello! How are уоu?» предлагал дамам ви¬зитки.
«Касатку» Молодёжного теат¬ра в Милане ждали с нетерпени¬ем — лидер зрительских симпатий Петербурга полюбился и итальянцам. Хотя спектакль, по просьбе дирекции Пикколо-театра, пришлось сократить на треть. Увы, в Милане все спектакли традиционно начинаются в 19.30 и продолжаются не более двух с половиной часов с антрактом. Зрительский успех ждал и «Любовь к трём апельсинам» и «Власть тьмы». А 20 октября состоялась европейская премьера «Трёх сестёр» в постановке Льва Додина. Малый драматический связывают с Театром Пикколо двадцать лет дружбы и титул Театра Европы.
Но «Петербургские сезоны» не ограничивались только спектаклями. Во дворе Teatro Grassi работала интерактивная выставка кукол-марионеток из коллекции Театра Деммени. Актриса Фаина Костина представляла персонажей кукольного театра, познакомив итальянцев и со знаменитым Чебурашкой, который появился на сцене театра сорок лет назад, и говорил голосом актрисы Костиной.
В фойе Teatro Strehler — в чёрном кабинете под названием «Волшебная шкатулка» — развернулась выставка «Театр моды», представившая работы петербургских дизайнеров Татьяны Котеговой, Татьяны Парфёновой, Яниса Чамалиди, Елены Бадмаевой и Владимира Бухинника.Ольга Новикова. Русский октябрь в Милане// PRO-сцениум, №17-18 (119-120), ноябрь 2011
Мы стали глотком свежего воздуха
Два года назад мы позвонили в администрацию губернатора Петербурга с тем, чтобы пригласить театры с яркими и необычными, экспериментальными постановками, нам предложили провести у себя Петербургский театральный сезон, — рассказала корреспонденту «НВ» директор театра «Гешер» в Тель-Авиве Лена Крейндлина.
— Приехали в Петербург, посмотрели множество спектаклей и остановились на пяти, которые, как нам показалось, будут не просто интересны израильскому зрителю, но и встряхнут застоявшуюся обстановку здесь.
Вне конкуренции оказался спектакль по пьесе Эриха-Эммануэля Шмитта «Оскар и Розовая дама», который впервые в Израиль привез Театр им. Ленсовета. Мгновенно на различных сайтах появились восторженные отзывы на спектакль. А билеты на «Оскара…» были раскуплены за два месяца вперед. По усталому и счастливому лицу Алисы Бруновны Фрейндлих можно было понять, как важна для нее самой эта работа:
— Когда я перевоплощаюсь в ребенка, который заглянул в вечность, мне кажется, я лучше понимаю, как устроен этот мир.
Актриса театра «Гешер» Наталья Манор, живущая здесь 20 лет, сказала:
— Израильский зритель привык сидеть в кресле с настроением: я заплатил деньги
— ну, давайте развлекайте меня. Спектакль с Алисой Фрейндлих абсолютно другого плана. Здесь надо работать всем — и актрисе, и зрителю.
Трудиться пришлось израильской публике и на двух других спектаклях. «Такой театр» привез «Иванова» по Чехову режиссеров Александра Баргмана и Анны Вартаньян, а «Приют комедианта» — «Рго Турандот» Андрея Могучего. Работы разные, но и в том и в другом случае в них есть вещи подсознательные, ассоциативные. Публика уходила пачками и с того, и с другого спектакля.
Актерам порой было трудно справиться с пространством — залы были слишком велики. Однако актриса Марина Солоп-ченко, исполнительница роли Турандот, отметила, что уровень восприятия смешного у публики в Тель-Авиве выше, чем у питерской. Со зрителями удавалось затевать диалоги, вызывать на сцену, импровизировать. Билеты на «Иванова» продавать было сложнее, чем на другие постановки. Как рассказала театральный критик из Тель-Авива Полина Липерт, к Чехову отношение у местной публики настороженное — насколько он современен и способны ли режиссеры наполнить чеховские тексты жизнью?
В Израиле есть такая поговорка: в Тель-Авиве отдыхают, в Иерусалиме молятся, а в Хайфе работают. Наверное, потому Хайфу, город, в котором средоточие предприятий, а жители привыкли много трудиться, решили не слишком тревожить новациями. Туда повезли классическую «Свадьбу Кречин-ского» Театра Комедии им. Н.П. Акимова. Встречали благожелательно, но фурора не случилось — зритель шел в основном на известного Михаила Светина.
Закрывали сезон «Дон Жуаном» Театра им. В.Ф. Комиссаржевской — постановка Александра Морфова. Это было удачным финалом — тель-авивцев, в том числе и взыскательных критиков, обезоружила искрометная игра Александра Баргмана и Владимира Богданова.
Худрук Комиссаржевки Виктор Новиков радуется:
— На нашем «Дон Жуане» были не только бывшие выходцы из России, но и коренные израильтяне, и мы видели, с каким вниманием они смотрели спектакль. Потом зрители говорили нам, что очень ждут нас еще, что мы для них оказались глотком свежего воздуха. Мне кажется, теперь наши контакты с театром «Гешер» станут более частыми. Вот и первый результат — Александра Морфова пригласили поставить в «Гешере» шекспировскую «Бурю».
Вызывали улыбку у израильской публики и марионетки из Театра им. Е.С. Деммени, выставка которых проходила в фойе «Гешер». Каждый вечер первая исполнительница роли Чебурашки Фаина Костина надевала на руку большеухую рыжую куклу и разыгрывала маленький спектакль для зрителей. У бывших граждан России это явно вызывало ностальгию по детству.Елена Добрякова, Израиль/Невское время, 24 ноября 2010 Цифры и факты
Десант из Питера составил 150 человек, включая актеров, режиссеров, монтировщиков, костюмеров, художников, режиссеров, чиновников и журналистов.
За неделю спектакли посмотрели 7000 зрителей.
Следующий Петербургский театральный сезон должен пройти в Милане, а сезон 2012 года — в Будапеште.
Петербург высадил в Израиле театральный десант
Билеты на спектакли раскупили задолго до начала гастролей.
ТОЛЬКО У НАС
Жители Земли обетованной начали гудеть еще с сентября: к ним едут театры из Петербурга! И хотя принять у себя пять трупп из Северной столицы они готовились с 11 по 17 ноября, билеты раскупили за много недель до этого.
— Мы каждый день проезжали мимо площади перед театром «Гешер», где шли наши спектакли, — там все время был народ, люди выпрашивали лишний билетик, — рассказала вице-губернатор Алла Манилова, курирующая «Петербургские театральные сезоны». — Нас очень ждали.
Театры из Северной столицы уже четыре года устраивают короткие, но эффектные набеги на зарубежье. И города, куда они приезжают, сдаются без боя и с удовольствием. Первой была Прага, за ней — Берлин, потом Хельсинки. И вот теперь — Тель-Авив и Хайфа.
— Таких «Сезонов» больше ни у кого нет, когда театры не по одному ездят на гастроли, а город везет сразу несколько коллективов, — пояснил руководитель проекта и худрук «Приюта комедианта» Виктор Минков. — Нет ни парижских, ни берлинских сезонов, только петербургские.
— Мы сейчас создаем бренд Петербурга, — добавила Манилова. — Чтобы к нам ехали туристы, надо постоянно рекламировать себя в Европе. А культура — это лучший мост между людьми, который придумало человечество.
ПЯТНАДЦАТЬ МИНУТ ОВАЦИИ
В фойе тель-авивского театра «Гешер», где шли спектакли петербургских театров, развернули выставку кукол Театра марионеток имени Деммени. Героев спектаклей, поставленных по шедеврам мировой классики, видели все зрители. — В составе нашей делегации была самая первая исполнительница роли Чебурашки Фаина Костина, — рассказала директор театра Наталия Лунева. — Поэтому мы взяли и эту куклу. Фаина говорила голосом своего героя, и у публики текли слезы. Люди растрогались, принялись рассказывать свои биографии, как в церкви. Там такие истории, что хоть книгу пиши!
Гастроли открылись знаменитым моноспектаклем Алисы Фрейндлих «Оскар и Розовая Дама» Театра имени Ленсовета. Затаив дыхание, зал следил за историей о десятилетнем мальчике, умирающем от рака. По совету сиделки, одетой в розовую униформу, ребенок стал считать каждый день за десять лет жизни. И каждый день писал письма Богу, подписывая их: «Целую, Оскар». Он успел написать двенадцать писем. Фрейндлих обошлась без ненужного пафоса и святочных умильностей, которыми богата пьеса Эрика-Эммануэля Шмита.
— После спектакля зал стоя аплодировал пятнадцать минут, — рассказала Манилова. — Это великая актриса.
Еще четыре спектакля публика встретила не менее восторженно. Это пьесы «PRO Турандот» театра «Приют комедианта», «Иванов» «Такого театра», «Свадьба Кречинского» Театра комедии имени Акимова и «Дон Жуан» Театра имени Комиссаржевской. Постановки специально выбирались разноплановые, чтобы зрители увидели всю палитру петербургской сцены.
— Руководители «Гешера» поражались, что большинство зрителей в зале — израильтяне, не знающие русского языка, — рассказал худрук Театра имени Комиссаржевской Виктор Новиков. — И они воспринимали спектакли хорошо.
ДОРОГОЕ УДОВОЛЬСТВИЕ
— В этом году городской бюджет выделил на «Сезоны» в два раза больше денег, чем прежде, — сообщил руководитель проекта и худрук «Приюта комедианта» Виктор Минков. — Это позволило организовать масштабный десант в Израиль. Приехали 160 человек. Привезли по морю пять контейнеров с декорациями и реквизитом.
— Это очень дорогое удовольствие, — пояснил Новиков. — Если бы мы везли один спектакль и давали его дней десять, затраты еще оправдались бы. Но мы привезли пять спектаклей и показывали их по одному — два раза. Это только убытки. Петербург получил другую отдачу, не денежную.А.Горелик/ Комсомольская правда, 1 декабря 2010
БРАВИССИМО, ПЕТЕРБУРГ! Лучшие спектакли Северной столицы увидели зрители Милана.
Проект «Петербургский театральный сезон», уже пятый раз представлявший искусство городских театров за пределами России, появился в 2007 году. Его идеологом стал театр «Приют комедианта», а инициатором воплощения в жизнь — Комитет по культуре. Побывав в Праге, Берлине, Хельсинки и Тель-Авиве, участники проекта — известнейшие театры Петербурга — ярко заявили о себе наравне с ведущими мировыми театрами.РЕЗУЛЬТАТАМИ таких «дипломатических» гастролей, как правило, становились последующие приезды в наш город театральных коллективов стран, принимавших у себя петербуржцев, и многочисленные рабочие связи, обеспечивающие тесный культурный обмен между странами в будущем. Но столь яркого успеха у местных зрителей, как в Милане, «Петербургский театральный сезон» еще не достигал нигде…
Созвездие театров
Идеолог «Сезона», директор и худрук «Приюта» Виктор Минков подобрал спектакли для афиши «Русского октября» (так назвала культурную программу петербуржцев принимающая сторона) с учетом итальянской специфики. На трех сценах знаменитого миланского театра Пикколо (Театр Грасси, Театр-Студия EXPO и Театр Стрелера) можно было увидеть «PRO Турандот» («Приют комедианта») и «Любовь к трем апельсинам» (Театр марионеток им. Е. Деммени) по сказкам Карло Гоцци, мольеровского «Дона Жуана» (Театр им. В: Ф. Комиссаржевской), «Касатку» Алексея Толстого (Молодежный театр на Фонтанке), «Власть тьмы» Льва Толстого (АБДТ им. Г.А. Товстоногова) и чеховских «Трех сестер» (МДТ — Театр Европы). Додинская постановка была завершающей и одновременно открывала итальянские гастроли МДТ, а честь официального открытия «Сезона» принадлежала Театру им. В. Ф. Комиссаржевской, безоговорочно завоевавшему миланцев бешеным темпом сценического существования. Зал, в котором преимущественно находилась итальянская публика, неумолчно рукоплескал минут десять по окончанию спектакля, а крики «брависсимо» подтверждали, уровень восхищения нашими актерами.
Волшебная шкатулка моды
Программа «Сезона»-2011 была не совсем традиционной: одновременно с искусством драматических театров организаторы рискнули вынести на суд зрителей и необычную выставку «Театр моды», которую в небольшом зале «Волшебная шкатулка» Театра Стрелера торжественно открыли представители театра Пикколо, исполняющая обязанности председателя Комитета по культуре Санкт-Петербурга Анна Кучерова и организаторы «Сезона». В экспозицию, оформленную фото- и видеоизображениями Северной Пальмиры вошли работы модельеров Татьяны Котеговой, Елены Бадмаевой, Яниса Чамалиди, Владимира Бухинника и Татьяны Парфеновой. Очарования по-петербургски стильным нарядам добавляли экспрессивные манекены, предоставленные для выставки знаменитой фирмой: свои «роли» они исполнили превосходно. Модный «показ», а также собрание более чем трех десятков марионеток Театра им. Е.Деммени в Театре Грасси, охватившее почти всю историю кукольного театра на Невском проспекте, вызвали огромный интерес со стороны итальянцев, неравнодушных как к традициям кукольного театра, так и к моде, столицей которой по праву считается Милан.
Главные люди
Уникальность миланского «Сезона», открывшего Италии искусство Петербурга, состоит еще и в том, что он максимально познакомил публику с создателями привезенных спектаклей — режиссерами и художниками. На вопросы зрителей, журналистов и коллег отвечали Андрей Могучий, Александр Морфов, Эмиль Капелюш, Семен Спивак, Темур Чхеидзе, Лев Долин, а также представители Театра марионеток. Все встречи были построены по принципу презентаций и проводились накануне показа наших спектаклей, вход на них был абсолютно свободным, а вопросы, как и реакция аудитории на ответы, — непредсказуемыми. Но волнения руководителей театров оказались напрасны: последующий прием всех постановок от предварявшей официальное открытие «PRO Турандот» до европейской премьеры «Трех сестер» был необычайно теплым. Следующий «вывоз на экспорт» лучших спектаклей состоится осенью 2012 года: на этот раз оценивать сценическое искусство Северной столицы будет Дрезден.Екатерина Омецинская/ Аргументы недели, №43(284), 3 ноября 2011 г.

Видеосюжеты