Project Description

Анекдот первый. Случай с метранпажем

Постановка и музыкальное оформление   ЛЕОНИДА АЛИМОВА

Сценография   АНВАРА  ГУМАРОВА

Костюмы         НАТАЛЬИ ДРУЖКОВОЙ

Художник по свету — ДЕНИС МОСКВИТИН

Педагог по вокалу — АННА ЧЕРНОВА

В основе дилогии — два анекдота: «История с метранпажем» и «Двадцать минут с ангелом». На первый взгляд, легкие, забавные ситуации, происходящие с героями пьес, оборачиваются высокой трагедией, а проблемы и конфликты, затронутые автором, чрезвычайно актуальны в наши дни.

Действие  первого «анекдота» происходит в провинциальной гостинице “Тайга”. Мелкий хам  — администратор гостиницы  — напуган тем, что оскорбил, возможно, большого человека «из министерства» – метранпажа. Почти гоголевская комическая ситуация провоцирует целый каскад театральных превращений, гротескных сцен, неожиданных поворотов сюжета.

Премьера состоялась 28 июля 2021 года
Продолжительность спектакля — 1 ч. 40 мин. без антракта

Действующие лица и исполнители:

Калошин: администратор гостиницы «Тайга» з.а. России Владимир Богданов
Потапов: командированный,
по профессии метранпаж
Александр Анисимов
Рукосуев: врач, приятель Калошина Родион Приходько
Камаев: молодой человек,
преподаватель физкультуры
Егор Шмыга/
Богдан Гудыменко
Марина: жена Калошина,
официантка ресторана «Тайга»
з.а. России Елена Симонова/
Елизавета Нилова
Виктория: девушка, устраивающаяся на работу Ангелина Столярова/
Екатерина Карманова
Базильский: скрипач, прибывший на гастроли Константин Демидов
Медведи Семён Авралёв (стажёр)
Василий Гетманов (стажёр)
Вадим Лунгу (стажёр)

Пресса о спектакле

Советский винтаж и порочные страсти: в сентябре в театре Комиссаржевской премьера «Двадцати минут с ангелом»

На сцене Театра им. В.Ф. Комиссаржевской вырос таежный лес, по которому гуляют медведи. Прямо среди елок разместились гостиничные номера с кроватями, люстрами и радиоприемниками, чемоданами постояльцев и единственным проводным телефоном. Здесь готовятся к выпуску нового спектакля по мотивам «Провинциальных анекдотов» Александра Вампилова, которые автор охарактеризовал, как притчи и сам не увидел ни одной из них на сцене. Предпремьерные показы первой части постановки главного режиссера театра Леонида Алимова «Двадцать минут с ангелом» можно посмотреть 28 и 29 июля 2021 года. Остальное — осенью в начале нового 80-го сезона.

Вся Россия — наша тайга

Действие пьесы разворачивается в гостинице «Тайга» под Иркутском рядом с озером Байкал в советское время. Именно поэтому у художника-постановщика Анвара Гумарова в альянсе с режиссером родилось такое сценографическое решение. Зрителям должно быть сразу ясно — это и есть наша Россия, все мы живем в тайге и по волчьим законам… Но сюжет все-таки вневременной, актуальный и острый, а жанр все-таки комедийный.

— Пьеса, хоть и привязана к тому времени, когда в гостиницах были определенные запреты, но человеческие взаимоотношения и страсти остались прежними. Театру нужна была комедия очень хорошего качества и наш художественный руководитель Виктор Абрамович Новиков принял решение взять именно эту дилогию Вампилова к постановке. Мы все благодарны ему. Для любого артиста Вампилов — подарок. По драматургии это уровень Шекспира, Островского, Гоголя и Чехова. Текст пьесы не просто говоришь, а ты буквально дышишь этим тестом. Мы все с удовольствием погрузились в материал. Автор был тридцатилетним человеком и так невероятно тонко чувствовал! Все его герои узнаваемы для каждого, — признается заслуженная артистка России Елена Симонова, исполняющая роль официантки Марины, которая крутит роман с молодым любовником на глазах у престарелого мужа.

— Пока все мы находимся около определения точного жанра. Ищем оттенки комедии, которая очень многогранна. Каждый пока играет в свой театр. Но окончательное решение, думаю, придет на зрителях, на премьере. Режиссер поставил задачу слегка размыть советскую эпоху, но в тоже время какие-то детали сохранить. Я, например, играю врача, и мне достали тонометр того времени со столбиком. Решили, что столбика не нужно, но крючки на рукаве оставим, чтобы было узнаваемо для зрителя, — делился впечатлениями актер Родион Приходько.

— Это очень хорошо, когда артист сомневается и ищет. Родион Приходько замечательный актер, он невероятно серьезно подходит к созданию образа, — добавляет Леонид Алимов. — Он консультировался с практикующими врачами, и я убежден – через некоторое время врачи, сидящие в заде, будут узнавать в нем «своего».

Сибирской дальней стороной

Артисты размещаются на площадке, кому и как следует по рисунку роли — стоя, сидя, лежа. Главная задача — отработать каждую мизансцену, отточить диалоги и оценки, проверить движение декорации и фонографических звуков, правильность реквизитного и костюмного наполнения сцен. Важно все: от галстука до семейных трусов.

— Возьми бутылку, чтобы тебе удобней было, она уже початая. Лера, Лиза, слышите меня? Его реплика: «За это надо выпить!». А ты у него отбираешь. Мишки, дирижеру не хлопаем, встали и нога в ногу ушли. Ясно? Снимите пока головы, жарко, — комментирует в микрофон режиссер из глубины зала.

Все идет по плану и по началу выглядит, как развеселый капустник. Актеры дурачатся, разыгрывая людские истории на вечные темы, предлагают режиссеру новые идеи, танцуют индийские танцы, хором поют. Но под конец, когда деревья на сцене неожиданно превращаются в пеньки и начинает звучать пронзительным многоголосьем любимая песня Вампилова, которую он сам указал в пьесе «Глухой, неведомой тайго-о-ою Сибирской дальней стороной / Бежал бродяга с Сахали-и-ина / Звериной узкою тропой…», становится понятно, что весь этот сатирический балаган на самом деле эпическая поэма.

— Конечно, более счастливыми будут те зрители, которые увидят спектакль, уже состоящий из двух частей. А пока мы готовим первую и забрасываем все мосты и крючки во вторую часть постановки. Там все будет происходить в той же гостинице, только на другом этаже. И эти же самые артисты сыграют совершенно противоположных персонажей. В одном спектакле им придется дважды перевоплощаться. Сложная задача, но увлекательная, — уверяет Леонид Алимов. — Вторая часть вся про очищение, про совесть, про осмысление жизни. Драматург был родом из Иркутска и писал про эти места. А сейчас мы все хорошо знаем, что вокруг Байкала чудовищная экологическая ситуация. Едешь по дороге, вроде стоит лес. А если пройти вглубь этого леса на 50 метров, увидишь там одни пеньки…

28 и 29 июля Театр имени В. Ф. Комиссаржевской представит первую часть дилогии «Двадцать минут с ангелом»

Этой премьерой театр закроет свой 79-й и откроет юбилейный 80-й сезон

В основе новой постановки лежит знаменитая пьеса Александра Вампилова «Провинциальные анекдоты». Всего их два. Первый называется «История с метранпажем», ее-то и покажут под занавес сезона. Второй – «Двадцать минут с ангелом».

Два анекдота

Примечательно, что каждый из анекдотов первоначально был опубликован самостоятельно. Точно так же, считают в театре, можно смотреть и спектакли. В каждом из них – разная история, объединенная только местом – небольшой гостиницей, многозначительно названной автором «Тайга».

Неоднозначно и слово «анекдот». С одной стороны, оно соединяет в себе старинное пушкинское значение этого слова: «анекдот» – невыдуманный, но экстраординарный случай. С другой – предполагает и его современную трактовку – это короткая выдуманная история с парадоксальной концовкой.

Действие первого «анекдота» происходит в провинциальной гостинице «Тайга». Ее администратор, мелкий хам, напуган тем, что оскорбил, возможно, большого человека «из министерства», ведь это сам метранпаж. Кто это такой, он представляет смутно и по проводному телефону пытается выяснить (действие происходит в советское время, когда никаких гаджетов еще не было), что же все-таки означает это слово. Почти гоголевская «конфузная ситуация» провоцирует целый каскад театральных превращений, гротескных сцен, неожиданных поворотов сюжета.

«Притча, которая «творится» на наших глазах в советской гостинице «Тайга» под Иркутском, – это вся Россия. Мы все в лесу, в тайге, с волчьими законами – в этом и есть вневременная данность российской действительности», – объясняет главный режиссер Театра имени В. Ф. Комиссаржевской и постановщик этой пьесы Леонид Алимов.

Не разочаруетесь!

Во втором анекдоте выходка двух командировочных приводит к явлению «ангела», безвозмездно предлагающего страждущим сто рублей на опохмел…

«Здесь, вроде бы в непритязательном анекдоте, – история вневременная. В пьесе на самом деле есть одно-единственное обстоятельство (требование администратора гостиницы разойтись по своим номерам в 23 часа) и две цифры, указывающие на то, что действие происходит в какие-то не «наши» времена – это 3 рубля, которые ищут «на опохмел» командировочные, и 100 рублей, которые хочет подарить им агроном Хомутов…» – комментирует Леонид Алимов.

Интересно, что эту пьесу Вампилова долго не брал ни один московский театр. И только в Ленинграде нашлись два смельчака, это Георгий Товстоногов (БДТ) и Ефим Падве (худрук Ленинградского областного драматического театра, ныне МДТ – Театр Европы), которые рискнули-таки осуществить эту постановку.

Правда, их автору Александру Вампилову, увы, так и не довелось увидеть свое творение на сцене. За два дня до 35-летия драматург, без постановок которого не обходится сегодня ни один российский театр, утонул в озере Байкал.

«Вампилов принадлежит к числу моих самых любимых авторов. И первая, и вторая истории мне очень близки. Они вызвали живой отклик у артистов еще и тем, что наполнены библейским подтекстом. При этом всё это звучит современно, без указующего перста и невероятно проникновенно – как могут, наверное, только русские писатели об этом писать…» – объяснил свой интерес к пьесе Леонид Алимов.

В спектакле заняты актеры нескольких поколений: Елена Симонова, Родион Приходько, Елизавета Нилова. В главной роли Владимир Богданов. «Все, кто любит наш театр и этих актёров, приходите, не разочаруетесь!» – приглашает режиссер.

Встречи друзей

Вторую часть пьесы «Двадцать минут с ангелом» покажут уже в новом, юбилейном 80-м сезоне, который откроется в сентябре и будет богат на премьеры.

Как рассказал «Петербургскому дневнику» художественный руководитель Академического драматического театра имени В. Ф. Комиссаржевской Виктор Новиков, в новом сезоне начнет работать Александр Баргман над комедией Ханоха Левина «Заставь моё сердце трепетать». Оформит спектакль Анвар Гумаров. Также ведутся переговоры с молодым и уже известным режиссером Романом Габрией о постановке им чеховского «Дяди Вани».

«Еще я очень надеюсь, что Александр Морфов, находящийся пока в Петербурге, найдет возможность и сделает новую редакцию «Дон Жуана» Мольера с молодыми артистами театра», – рассказал худрук.

Кроме того, по словам Виктора Новикова, театр продолжит традицию временных выставок в Большом фойе, посвященных событиям и людям. Тем более что следующий сезон станет юбилейным не только для театра, но и для народной артистки России Галины Короткевич, которая в августе отметит свой 100-летний юбилей.

Также пройдут читки пьес современных драматургов на Малой сцене, цикл представлений «Театральные встречи на Итальянской» и «Встречи друзей».

«Надеюсь, что в следующем сезоне нам удастся возобновить наши балканские встречи в Македонии, Сербии, Болгарии, Хорватии, Черногории и посетить известные международные фестивали с нашими спектаклями», – не теряет надежды Виктор Новиков.

Леонид Алимов: «Без живого общения нет театра»

Разговор с главным режиссером Театра им. В. Ф. Комиссаржевской состоялся накануне необычной премьеры: Леонид Алимов выпускает первую часть дилогии по «Провинциальным анекдотам» Александра Вампилова – спектакль «Двадцать минут с ангелом. Анекдот I. Случай с метранпажем». Второй «анекдот» ждет своей встречи со зрителем уже в новом, 80-м по счету сезоне. Мы поговорили с Леонидом Александровичем о спектакле, о русском языке и современной драматургии. Но в первую очередь – об Александре Вампилове, драматурге и прозаике, который, наверное, был бы сейчас живым классиком. Если бы не трагедия, произошедшая на Байкале почти полвека назад.

Леонид Алимов / Фото предоставлено пресс-службой Театра им. В. Ф. Комиссаржевской

– Поясните, пожалуйста, эти два «анекдота» будут составлять один спектакль? Или это будут две самостоятельные постановки?

– Спектакль планировался как дилогия: в один вечер мы хотели играть две одноактные пьесы Вампилова – сначала «Случай с метранпажем», после антракта – «Двадцать минут с ангелом». Причем, моя режиссерская задумка была такова: те же пять актеров, что задействованы в первой части, будут играть и во второй, но диаметрально противоположные роли – совершенно разных по характеру и энергетике персонажей. Я не помню, чтобы в театре когда-либо так решали эти две пьесы.

Сейчас, когда первая часть готова, мы видим, что у нас получился полноценный спектакль. Ведь и сами эти истории Вампилов написал в разное время, а только потом решил объединить в одну и назвать «Провинциальные анекдоты». В общем, мы сами еще не приняли окончательное решение. Скорее всего, это будет именно дилогия, как мы изначально и хотели.

– «Случай с метранпажем» – просто гоголевская история.

– Да, администратор провинциальной гостиницы испугался, что оскорбил «большого начальника» из Москвы. Гениальная, простая и универсальная история. Если бы в спектакле не фигурировали цены в 3 рубля и другие знаки эпохи, время было бы не угадать. Человек при любом социально-экономическом строе один и тот же, его природа не меняется.

Наш спектакль – исследование темы человеческого страха. Казалось, этот страх перед «начальством» уйдет с советской системой, но ничего подобного. Он до сих пор живет в нас. Я и про себя могу сказать, что порой сам немного «Калошин»: рожден в советской системе координат, пережил все переломы и реформы, потому боюсь за будущее, иногда не хочу портить отношения «с сильными мира всего».

– Вы думаете, страх перед власть имущими характерен только для нашего общества?

– Нет, не думаю. Конечно, во всех странах своя история взаимоотношений между властью и народом. Разные религиозные основы заложили разное отношение к государственным институтам, к богатству. Но это лишь внешние различия. Как говорится, «поскобли» любого человека, и станет понятно, что мы все одинаковые.

Во время репетиции / Фото предоставлено пресс-службой Театра им. В. Ф. Комиссаржевской

– А кто из героев Вампилова для вас самый близкий, родной?

– Сарафанов.

– Была уверена, что вы назовете именно его.

– Моя мечта – поставить «Старшего сына». Тем более в нашем театре есть актеры, которые могли бы сыграть эту историю. Мне, действительно, очень близка эта тема: маленький человек с большой душой, с чистой совестью и чистыми помыслами. На таких людях вся наша земля стоит.

– Какие герои Вампилова до сих пор живут среди нас? А кого уже не встретить?

– Мы можем смело причислять Вампилова к русским классикам, потому что он обнаружил и описал как настоящий художник универсальные человеческие типы. Разве мы никогда не чувствуем себя Зиловыми – потерянными, никому не нужными, которым постоянно кажется, что за окном льется дождь. Впрочем, в Петербурге нам это не кажется, так и есть! (смеется). А Хомутов, персонаж из пьесы «Двадцать минут с ангелом»? Он отдает первому встречному 100 рублей, чтобы у него не болела душа! Он так долго собирался навестить маму и привести ей эти деньги, что она не дождалась. Это же нас всех невероятно касается! Сейчас у каждого в руках мобильный, а часто ли мы в суете звоним близким, чтобы сказать им доброе слово? Ссылаемся, что нет времени, а потом оказывается поздно.

– Какая черта в Вампилове для вас самая главная?

– Совестливость. Мне кажется, он погиб, потому что ему было неловко звать на помощь. Доплыть до берега он смог, но вода в Байкале была ледяная, сердце не выдержало и разорвалось. Еще Вампилов – это нежность и ранимость. Мы с актерами помимо текста пьесы включили в спектакль отрывки из его записных книжек. С какой болью он писал о деградации русского языке! Он считал, что радио, телевидение и газеты с их «официозом» превращают язык в «помойку».

Сцена из спектакля «Двадцать минут с ангелом. Анекдот I. Случай с метранпажем» / Фото предоставлено пресс-службой Театра им. В. Ф. Комиссаржевской

– Что бы он сказал про современный язык?

– Да, про наши уличные разговоры, телевизионные шоу. На первом месте – социальные сети. Во что они превратили русский язык и самого человека? Но это предмет для отдельного исследования.

– Почему сейчас нет драматургов такого уровня?

– Я всегда повторяю: никогда не надо торопиться с выводами. Разве в Вампилове сразу разглядели большого драматурга? Его долго ставили только в провинции, при жизни он увидел лишь несколько спектаклей по своим пьесам. По-настоящему его оценили только после смерти. Мой знакомый часто говорит: где-то сейчас сидят Вампилов, Розов и Володин, пишут «в стол» свои пьесы, а мы и не знаем… Наше время тоже родит больших писателей – с зорким глазом и чутким сердцем. Не может быть иначе, мы слишком богатая талантами страна. Однажды появится человек, который напишет про нас, про наше время. Красиво и правдиво. Я безнадежный оптимист!

– Пока пьесы современных драматургов «далеки от народа»?

– Касательно московских и петербургских авторов – да, соглашусь. Это замкнутая среда, которая часто живет своей жизнью, отдельно от большой страны, и сама себя обслуживает. А вот среди провинциальных авторов я встречаю что-то интересное. Они часто пишут непрофессионально, неровно, но там есть правда жизни.

– Несколько лет назад Театр им. В. Ф. Комиссаржевской обвиняли в отсутствии своего стиля. Постановки слишком разножанровые и неравнозначные с художественной точки зрения. В какой точке развития сейчас театр?

– Мы работаем. Это сложный процесс, для него нужны коллективные усилия и время. Над афишей трудятся хорошие режиссеры: Александр Баргман, Григорий Дитятковский, Олег Куликов. Художественные принципы театра были заложены еще в годы Рубена Агамирзяна, ученики которого составляют основу труппы. Постепенно формируется сильный репертуар, который ориентирован на высокую литературу. Классика всегда современна, и это не только Чехов и Шекспир! Самое главное: классика не позволяет фальшивить, зритель это сразу заметит. У театра будет свое лицо – честное, открытое и интеллектуальное.

– Мы пережили сложное время. Хотя непонятно, пережили ли до конца… С каким чувствами уходите в отпуск?

– Думаю, сейчас у нас всех одинаковые чувства и мысли: «Только бы это все не повторилось!». Небеса нужно молить об этом. Мы должны выходить на сцену, ставить спектакли. Мы «поиграли» в онлайн. Это хорошо, модно. Но как только появилась возможность, все театры – от больших академических до камерных авторских – бросились из онлайна обратно в офлайн. Все хотят играть, встречаться со зрителями, потому что без живого общения нет театра.

В новом сезоне хочется занять всю труппу, поставить спектакли разные тематически, но с единой художественной картиной мира, которую мы пытаемся создать на наших подмостках. Хотя планировать сложно. Эти полтора года были непростыми: планы рушились, премьеры переносились, актеры болели.

– Тогда расскажите не о планах, а о мечтах на юбилейный сезон.

– Александр Баргман репетирует пьесу израильского автора Ханоха Левина «Заставь мое сердце трепетать». Он давно мечтал ее поставить, и я вижу, что получается интересный спектакль. Олег Куликов приступил к работе над «Мещанской свадьбой» Брехта. А я очень надеюсь, что мы выпустим вторую часть дилогии по Вампилову.

ТРАГИ- ЕСТЬ, А ГДЕ КОМЕДИЯ?

24 июля

28 и 29 июля Театр им.В.Ф.Комиссаржевской приглашает на премьеру спектакля «Двадцать минут с ангелом» по «Провинциальным анекдотам» А.Вампилова. В перерыве между репетициями нам удалось поговорить с постановщиком спектакля, главным режиссером театра Леонидом Алимовым

Почему именно Вампилов? В нашем театре уже есть «Прошлым летом в Чулимске», и близкий ему по смыслам и духу спектакль по произведениям А. Володина «Графоман» …

Если кто-то скажет, что я не в курсе современной драматургии, тот будет глубоко неправ! Благодаря и прошлогоднему карантину, (т.е. появившемуся «свободному» времени) и тому, что я являюсь членом жюри многочисленных фестивалей новой драматургии мне приходится читать, поверьте, очень много современных авторов. Как впрочем, и зарубежных и наших классиков. Возможно, я и остановился бы на какой-то современной или советской малоизвестной пьесе, но многие из них, прежде всего советские, как оказалось, невероятно привязаны к реалиям времени и места написания. Буквально, здесь и сейчас. Вот потому, наверное, на наших глазах и «сгинули» очень многие, когда-то знаменитые и популярные пьесы, фильмы, книги, песни… Это происходит, к моей невероятной досаде, даже с любимейшей, к примеру, моей поэмой «Москва-Петушки» Венедикта Ерофеева: меня спрашивает молодежь — зачем вы даете нам это читать, про что это вообще? – они не понимают ни одной отсылки, ни одного подтекста. Но и у меня самого, так случилось с пьесами 20-30 годов, и даже 60-70 -х – я перечел , заново, к примеру, всего Арбузова — но…но, не хватает в этих пьесах для меня объема, что-ли , так это назовем… Соглашусь, может быть это моя личная проблема, но — те же непритязательные, на первый взгляд, вампиловские « Анекдоты», тянут меня в свой « омут» с первой строчки!!!

Неслучайно и справедливо у Вас возникла и фамилия Володин, потому что эти авторы – как раз случай, как я это называю, вневременной драматургии. Недаром они так часто ставятся – наравне с Чеховым и даже, Шекспиром. Это та совсем небольшая группа драматургов, которые оказались вне и выше того времени, в котором они физически жили. И пример тому – «Осенний марафон», «Утиная охота», «Пять вечеров» ….

В нашей, к примеру, истории есть одно-единственное обстоятельство ( требование администратора гостиницы разойтись по своим номерам в 23 часа) и две цифры, указывающие на то, что действие происходит в какие-то не «наши» времена – это трешка (3 рубля), которую ищут «на опохмел» командировочные, и 100 рублей, которые хочет подарить им агроном Хомутов…

Хотя нет, есть еще одна примета времени и одно из главных действующих лиц в первой истории – это проводной телефон, по которому все пытаются выяснить, что же это или кто же это такой — «метранпаж» …

Вампилов — один из самых любимых моих авторов. Мы долго выбирали – что же нам необходимо именно сегодня. У меня есть давнишняя мечта – я бесконечно влюблен в пьесу «Старший сын», и невероятно хочу ее поставить. Но в этот раз мы решили остановиться на «Провинциальных анекдотах». Должен сказать, что обе части «Анекдотов» вызвали самый живой отклик у артистов. Чем они мне близки – это, как ни пафосно прозвучит, своим библейским подтекстом. Невероятно смешная первая часть при этом, насквозь пронизана библейскими сюжетами, аллюзиями, отсылками. При этом она звучит современно, без указующего перста и невероятно проникновенно, как только могут, наверное, русские писатели об этом говорить. А уж «Двадцать минут с ангелом» — это отдельный разговор. Как мы знаем, есть несколько совершенно разных вариантов названия этой истории, но дело даже не в названии, а в самой сути: притча, которая «творится» в советской гостинице под Иркутском, в самой что ни на есть глубинке, что, конечно же, придает ей и объем, и мощь, и в то же время — нежность. Я люблю нежных драматургов и писателей. И, какие бы крутые повороты ни случались в «Докторе Живаго», например, — все равно это нежная история. Какие бы страсти ни бушевали в «Обломове» или «Дуэли» — это нежное прикосновение к душам. Таков и Вампилов.

К кому в этих историях Вампилов относится с жалостью?

Мой ответ будет моментальным и может показаться банальным – ко всем! Безусловно ко всем. Всех жалко. Все они брошены обстоятельствами «во глубину сибирских руд». Самую большую жалость — именно жалость, а, соответственно, и любовь — у меня вызывает, например, в первой части Марина, жена Волошина. Вроде бы официантка с определенным кругозором, имеющая молодого любовника, с которым она крутит роман перед носом у немолодого мужа, но… для меня это один из самых проникновенных женских персонажей во всей советской драматургии.

Интересно ли будут петербургскому зрителю истории из провинции?

Не это главное. Особенно зная, что художник-постановщик нашего спектакля – Анвар Гумаров, и декорация которого сразу диктует определенные правила игры. Сам Вампилов декларирует, что эти анекдоты — притчи. От этого мы и отталкиваемся.

Еще раз хочу сказать, что это настолько универсальные истории о людях, что на самом деле абсолютно все равно, где происходит действие. Хотя гостиница называется «Тайга» (и мы так даже спектакль хотели назвать) —, но мы сразу-же понимаем, что это наша Родина, мы все в лесу, в непроходимой тайге, и живем, увы, зачастую, по волчьим законам…

Одни и те же артисты играют разные роли в первом и втором анекдотах – и в этом тоже есть свой смысл и подтекст.

Как Вампилов сам относился к своим Провинциальным анекдотам?

С огромной любовью и был счастлив, что успел увидеть их на сцене. История их постановки также смешна, как и сами анекдоты: все московские театры, которым он предлагал пьесы официально, их отвергли, а «по случаю» отданные Дине Шварц (завлит БДТ) и Ефиму Падве (главный режиссер Ленинградского областного драматического театра — ныне МДТ -Театр Европы) экземпляры пьес, «выстрелили» премьерами в двух ленинградских театрах.

Он был удивительным человеком и очень закрытым. Сохранились записные книжки и письма, которые опубликованы, и я часть из этих текстов также использую в спектакле. Есть совершенно чудесные письма, адресованные к женщинам своим любимым, с которыми у него всегда были весьма непростые отношения.

Я так погружен в его жизнь – (а сейчас особенно, потому что над его пьесой работаю), и поэтому мучаюсь вопросом – а что было бы дальше? Его гибель воспринимаю как личную трагедию, как будто погиб кто-то очень близкий… И убежден, что он ушел, перед каким-то невероятным взлетом. Его пьесы становились, все мощнее, глубже совершеннее, и конечно-же после «Утиной охоты», должен был начаться «новый» Вампилов, но увы…

Что главное в спектакле?

Мы придумали некий фокус с тем, что одни и те же актеры, повторюсь, играют две совершенно непохожих друг на друга роли в первой и второй частях спектакля. Мне кажется, это очень интересная и увлекательная задача, прежде всего для артистов, а состав у нас потрясающий!

А еще, у каждого без исключения, персонажа есть в этих пьесах «момент истины». Каждый, в силу необычайных обстоятельств, что в одной, что в другой истории сбрасывает с себя шелуху, броню, всё наносное – и мы видим человека: незащищенного, слабого, наивного, вынужденного играть какую-то роль… И это прекрасно, и в этом правда, и это- наша жизнь!

Это, конечно, удивительно для молодого 30-летнего человека – так владеть искусством диалога, построением пьесы, так знать театр, так концентрировать действие и управлять им ! Вампилов смог поставить персонажей в такие обстоятельства, что порою они кажутся чересчур сконструированными и шаржированными, а с другой стороны – там жизнь как она есть. Абсолютно ничего нет в нашей жизни лучше самой жизни, а жизнь – это лучший драматург.

А какие здесь удивительные женские образы. Фаина, Виктория, Марина, и даже коридорная Васюта – какие характеры, какие разные и какие прекрасные.

Что вы ждете от зрителя?

Я очень жду и очень хочу, чтобы, отсмеявшись, и уже дома или по дороге — в автомобиле, или в метро – у нашего зрителя наступила бы, назовем так — пауза для размышления. По крайней мере, сама пьеса дает такую возможность. Остановиться в нашей каждодневной суете, сделать вздох, и подумать о любимых, о родителях, о чем-то, для каждого важном!

Ну и анекдот. Совсем жизненный! В нашем театре идет спектакль «Дуэль». Звучит финальный монолог Лаевского, в потрясающем исполнении Владимира Крылова. В партере семейная пара. На последних словах, дама наклоняется к спутнику и весьма громким шепотом спрашивает – Ну вот, обещали трагикомедию: траги – есть, а где же комедия?» …Обещаю, что наши «Двадцать минут с ангелом» подарят вам и комедию, и улыбку, и повод для серьезных раздумий!!!

Видеосюжеты