Project Description

16+

К 100-летию со дня рождения Александра Исаевича Солженицына

По рассказу А. И. Солженицына
Житие праведницы в одном действии

Автор сценария и режиссер-постановщик – Леонид Алимов
Художник-постановщик – Анвар Гумаров
Художник по костюмам – Фагиля Сельская
Художник по свету – Денис Солнцев
Педагог по вокалу – Екатерина Григорьева
Музыкальное оформление  Леонида Алимова

«Есть такие прирожденные ангелы, они как будто невесомы, они скользят как бы поверх этой жижи, нис­колько в ней не утопая, даже касаясь ли стопами ее поверхности? Ка­ждый из нас встречал таких, их не десятеро и не сто на Россию, это — праведники, мы их видели, удивлялись («чудаки»), пользовались их добром, в хорошие минуты отвечали им тем же, они располагают, — и тут же погружались опять на нашу обреченную глубину». (А.И. Солженицын)

Премьера состоялась 2 декабря 2018 года
Продолжительность спектакля — 1 ч. 50 мин. без антракта

Действующие лица и исполнители:

Матрёна з.а. России Нелли Попова
Игнатьич в старости н.а. России Георгий Корольчук
Игнатьич в молодости Богдан Гудыменко
Золовка, Чиновница, Жена Фаддея, Сестра Светлана Слижикова
Фаддей, Председатель з.а. России Александр Вонтов
Мужик, Тракторист, Уполномоченный з.а. России Евгений Ганелин
Кира Ангелина Столярова
Муж Киры, Сын Фаддея, Участковый Егор Шмыга
Соседка Маша з.а. России Татьяна Самарина

Пресса о спектакле

Исполняется 100 лет со дня рождения знаменитого русского писателя, лауреата Нобелевской премии по литературе Александра Исаевича Солженицына. Сегодня мы постараемся напомнить нашим читателям о значении его творчества для нашей культуры.

ЮБИЛЕЙ ОТМЕТЯТ ПРЕМЬЕРОЙ

В канун 100-летия со дня рождения писателя театр им.В.Ф.Комиссаржевской пригласит зрителей на премьеру спектакля «Матрёнин двор» (по одноименной повести). Предлагаем нашим читателям интервью с главным режиссером театра, решившим представить одну из повестей А.Солженицына на театральной сцене – Леонидом Алимовым.

…Ведь это у него не Матрёна, а вся русская деревня под паровоз попала и вдребезги…/  А.А.Ахматова.

Как возник замысел спектакля?

Скажу честно, я думал, такое только в мемуарах пишут: «В юности я прочел такую-то книгу, и она навсегда осталась в моем сердце (смеется)…», – но со мною произошло именно так…

Как известно, впервые «Матрёнин двор» был напечатан в журнале «Новый мир» в январском номере в 1963 году вместе с другим рассказом под общей шапкой «Два рассказа». Во второй раз «Матрёнин двор» опубликовали в конце 80-х годов в журнале «Огонёк», где мне и попался на глаза этот рассказ-повесть (я склонен называть это все-таки повестью). Прекрасно помню, хотя и прошло уже 30 лет, как я впервые прочел этот рассказ, да и вообще – Солженицына. Эта  «Матренина» история  настолько мне понравилась, что с годами я все больше и больше смыслов открывал в ней, все больше и больше всевозможных намеков, ссылок и прямых цитат  вычитывал и считывал… Но главную для себя тему в этом тексте я определил моментально – Русская Женщина. Я убежден, что у нас в стране это самое главное богатство и единственная скрепа, которая сдерживает нас всех – наши женщины, которые выигрывают все войны, вытаскивают на себе нерадивых мужей, воздействуют на культуру и искусство, как никто и нигде. Именно в этой повести очень важные для меня темы с годами соединялись, и все больше мне хотелось про эту Женщину рассказать. Кроме того, эта повесть еще и об уникальном явлении, которое оказалось возможным только в России – страстотерпцы, святые, и они же – юродивые… Это наш культурный национальный феномен, возникший на основе русского православия.

Действие рассказа происходит в 1956 году, через три года после смерти Сталина. Повести «повезло» появиться в начале «оттепели», и Солженицына начали печатать. Печатать писателя  с такой сложной биографией!  А потом Хрущев начал «откатывать» назад, снова «завинчивать гайки» в области культуры, да и не только – это всё известные истории. Очень быстро узнали там, где нужно, что уже написан «Архипелаг Гулаг», Солженицына перестали печатать в СССР, на него началось давление беспрецедентное – власть боялась, что он опубликует «Архипелаг» на Западе (так все равно и произошло) – и автора выдавили из страны. Не убили, слава богу, но выдавили.

Есть забавный апокриф о том, как сказал Хрущев именно на том заседании Политбюро, когда его уже сняли с должности и отправили на пенсию: «Вот видите, я 10 лет не зря здесь поработал – при Сталине вы бы меня застрелили прямо здесь. Все-таки какие-то изменения в стране произошли»

 Эта повесть автобиографична?

Александр Исаевич Солженицын 1918 года рождения, до войны успел окончить университет в Ростове, попал на фронт  лейтенантом, потом оказался в лагерях после того, как в одном из писем написал товарищу нелицеприятные слова о существующем положении  вещей…  Так он прошел ад всех  лагерей и тюрем… Возвращался он домой в 1956 году с нелегким багажом – война, арест, тюрьма, смертельная болезнь. Он возвращался с надеждой – с чего и начинается рассказ – увидеть настоящую Русь.  А приехал и увидел ад… Одно название места, где он оказался – поселок под названием ТОРФОПРОДУКТ, говорит о многом, и там не было ни деревенской, ни городской жизни, а была –   выжженная земля.  Начальство вело себя на родной земле подобно оккупантам, простой народ  – в положении рабов. И вот эта «нутряная», как пишет автор, Россия, ввергает его в бесконечную боль. Но он находит всем «свинцовым мерзостям» окружающей жизни единственную настоящую, как бы теперь сказали «альтернативу» – жизнь и поведение Матрены Григорьевой – бессребреницы, чудачки, по сути – юродивой…

В этой повести есть и любовная линия…

Абсолютно, верно. Я сразу хочу сказать, что помимо всех христианских, социальных и прочих сюжетов, в этом рассказе есть еще одна прекрасная и трагическая линия – история несостоявшейся любви Матрены и Фаддея. История «вины» и «покаяния». Для меня это просто античный сюжет.

 Почему же она не уехала?

Потому что не стоит село без праведника. Небесам необходимо, чтобы такие люди жили там, где родились. В этом и есть божий промысел.

Хочу сказать еще об одном важном мотиве. Об односельчанах Матрены. Без этого окружения, без весьма сложного отношения  их к ней, без всех этих  кружев внутреннего противостояния всех со всеми и прежде всего с самой Матреной этой истории быть просто не может….

 Зачем вам сегодня эта история? В вашей жизни?

Хочу прежде всего сам не оскотиниться… Хочу сам сохранить в себе хоть что-то настоящее…Ну а если и кому-нибудь и другому эта история поможет задать «проклятые» вопросы, то буду просто счастлив.

Что увидит и поймет современный зритель?

Мы, конечно, не исправляем мир и не делаем его лучше, но делаем это для какой-то своей попытки самоочищения….  На днях мы играли спектакль «Доктор Живаго», и я был просто потрясен, как зрители – слушают. И это меня очень вдохновляет. Значит, воздействует еще слово. Значит, есть в русской литературе какая-то неиссякаемая сила.

А молодежи будет интересна притча, житие? Они знают эти слова?

Может быть, хотя бы узнают???….

Юрий Светланов

Спектакль Санкт-Петербургского академического драматического театра имени Комиссаржевской «Матренин двор» посвящен 100-летию со дня рождения Александра Солженицына

Подзаголовком постановки режиссер Леонид Алимов вынес слова — «житие праведницы в одном действии». Явно напоминая тем самым, что сам автор когда-то назвал этот рассказ «Не стоит село без праведников». Рассказ был опубликован в 1963 году в «Новом мире», однако редактор журнала Александр Твардовский посоветовал автору название сменить и время действия этого рассказа — полностью автобиографичного — перенести из 1956 в 1953 год. Понятно, почему: ужасы деревенского быта в таком случае можно было списать на умершего вождя. Да и вообще в литературе 60-х воцарялась уже другая интонация — светлая, молодежная, импрессионистичная интонация «оттепели». Солженицынский взгляд  на послевоенную деревню в нее явно не вписывался.

Позднее почти общепринятым стало мнение, что именно с этого рассказа в советской литературе начался период «деревенской прозы». А для Солженицына небольшой по объему и камерный по тематике «Матренин двор» — всего лишь одно из ответвлений его грандиозного таланта, сосредоточенного, в сущности, на иных, планетарного масштаба проблемах — свободы и ответственности, бытия и невозможности существования человека в заданном ему режиме…

Однако спектакль Алимова выявил одну немаловажную  вещь: «Матренин двор», как капля воды, отразил всю суть проблематики главных произведений Солженицына — исследование жизни человека в аду, житие там, где жить нельзя. Ведь и «Архипелаг Гулаг» нарезан кругами наподобие дантова Ада. Имеется и отдельный роман «В круге первом». Да и «Красное колесо» ассоциируется с инструментом кровавой казни – колесованием. А тому, как человек выбирается из промежутка между бытием и инобытием, посвящена повесть «Раковый корпус».

Спектакль «Матренин двор» повествует нам о том же: жить в поселке с «мертвым» названием Торфопродукт — нельзя, невозможно

(кстати, торф — это тоже останки живых растений). Но в поселок под названием Высокое Поле нашему герою путь заказан…

На сцене — два огромных, серых, вытянутых параллепипеда, брошенных друг на друга — то ли поваленный крест, то ли развалившиеся бревна деревенской избы. Перед ними — горка угольного шлака. В него бросают горстки земли односельчане на похоронах Матрены, в нем прячут, как в схроне, бутылки с самогоном — единственной валютой, доступной в послевоенной деревне, из него же Матрена (Нелли Попова) достает белые чурбачки, похожие на заготовки «матрешек» — так вспоминает она своих умерших во младенчестве деточек.

Спектакль с вполне выразительной сценографией Анвара Гумарова можно было бы назвать насквозь литературным — настолько бережно режиссер и актеры обращаются с текстом Солженицына. И хотя композиционно он выстроен совсем не так, как рассказ, боль писателя, его главные, заветные мысли, а главное — узнаваемая солженицынская интонация, меткое и забавное народное словцо — переданы здесь очень точно.

Начинается спектакль со сцены похорон Матрены, плавно переходящих в поминки. Здесь читают, путаясь, молитвы, воют, как положено, плакальщицы, чересчур яро горюющих женщин мужья одергивают, чтобы не портили чина. И стопки опрокидывают истово, словно земные поклоны кладут.

Два рассказчика, возрастной Автор (Георгий Корольчук) и он же в молодости, Игнатьич (Богдан Гудыменко), повествуют о жизни Матрены: временами — лично наблюдаемой, временами — рассказанной ею самой или ее близкими.

И история драматического замужества — любила одного, да выйти пришлось за другого, и краткие жизни умирающих один за другим Матрениных детей, и ее отношения с родней и односельчанами предстают перед нами унылой чередой трагических эпизодов. Да случались ли в этой адской жизни хоть какие-то просветы?

Авторы спектакля вслед за а