Project Description

КАРЛО ГОЦЦИ
фьяба (сказка для взрослых)

Постановка Григория Дитятковского
Сценография Эмиля Капелюша
Художник по костюмам – Ирина Цветкова
Художник по свету – Гидал Шугаев
Хореограф – Анна Белич
Видеохудожник — Александр Малышев

Карло Гоцци – итальянский драматург, вошедший в историю театра как создатель жанра «фьябы» — театральной сказки, использующей фольклорные элементы сюжета и принципы комедии дель арте. По его замыслу, все эти казалось бы неправдоподобные сценические элементы в своей сущности должны раскрывать правду действительности, характеров и психологии людей.
Фьяба «Женщина-змея» – фантастическая картина на основе старинной комедии масок.  Фея Керестани нарушает волшебные законы и влюбляется в смертного – царя Тифлиса Фаррускада. За свое «преступление» фея обращается в змею, а поцелуй возлюбленного возвращает ей прежнее обличье.
В спектакле зрителей ждут любовные приключения, карнавал масок и причудливых костюмов, актерские находки, великолепный юмор автора Карло Гоцци и необычное «прочтение» пьесы режиссером Григорием Дитятковским.

Премьера состоялась 24 мая 2019 года
Продолжительность спектакля — 3 ч. с антрактом

Действующие лица и исполнители:

Фаррускад з.а.России Сергей Бызгу
Керестани з.а.России Евгения Игумнова
Канцаде Елизавета Нилова
Тогрул Владимир Крылов
Бадур Родион Приходько
Смеральдина з.а.России Маргарита Бычкова
Труффальдино н.а.России Георгий Корольчук
Тарталья Егор Бакулин
Панталоне з.а.России Михаил Самочко (МДТ-театр Европы)
Фардзана Варя Светлова/ Елизавета Фалилеева
Дземина Екатерина Панасюк
Фея, Реция Варвара Репецкая
Фея, Бедредин Екатерина Карманова
Слуги просцениума Игорь Андреев
Егор Шмыга
Богдан Гудыменко

Пресса о спектакле

Григорий Дитятковский выпустил на сцене Театра имени Комиссаржевской премьеру «Женщина-змея» по фьябе итальянского писателя и драматурга Карло Гоцци, основателя жанра трагикомической сказки для театра. Для фьябы характерны элементы фольклора и комедии дель арте: здесь действуют Труффальдино, Тарталья, Панталоне, Смеральдина и прочие персонажи-маски.

«Женщина-змея» Гоцци не так знаменита, как его «Любовь к трем апельсинам», «Турандот» или «Король-олень», но тем интереснее: мало кто в зале знает, чем дело кончится. А страсти кипят  нешуточные! И блестящий актерский ансамбль Комиссаржевки, стремящийся взойти к высотам подлинной драмы практически в любом материале, работает столь филигранно, что заметить искры иронии можно лишь отрешившись от сюжета. Сюжет же, до предела напряженный и по сути своей сумрачный, расслабиться почти не дает, хотя конфликт стараются сгладить то дурачеством, то каламбуром.

Принц Фаррускад (Сергей Бызгу) на грани отчаяния и самоотречения мечется в поисках  исчезнувшей жены своей Керестани (Евгения Игумнова) и малолетних детей Реции и Бедредина (Варвара Репецкая и Екатерина Карманова). Свита, родня и верноподданные твердят ему, что супруга его — злая колдунья, что она всю жизнь ему испоганит, а заодно королевство погубит и разорит. Так оно, в общем-то, и случается, и страшное проклятье сбывается, и небеса гневаются. Но герой не внемлет — он продолжает страдать, надеяться и верить. В сценах объяснений с возлюбленной из глаз его градом катятся слезы. А когда несчастная красавица, отказавшаяся от бессмертия ради любви, эффектно-театрально превращается в змею, расколдовывать даму сердца Фаррускад-Бызгу идет, как на Голгофу…

Венецианские мотивы (романтичный город на воде — родина драматурга и придуманного им жанра) едва, полунамеками обозначены в сценографии Эмиля Капелюша и костюмах Ирины Цветковой. Силуэты покачивающихся гондол, швартовые тумбы на просцениуме, кибитка-трон, которую переносят феи и гондольеры… Черные плащи и шляпы-треуголки, черные и белые карнавальные маски. Сцена черным-черна, как и узкий прямоугольник подъемно-опускного занавеса. Есть еще проходной нитяной занавес, вращающийся на мачте наподобие паруса, и треугольные черные «берега» со скрытыми лесенками-трапами, и зияющие пустоты трюмов и окошек.

Приглашенный артист МДТ — Театра Европы Михаил Самочко в образе Панталоне обращается к первым рядам партера, как обращались актеры эпохи Возрождения к зевакам на площади. Смеральдина Маргариты Бычковой обладает убойной силой черного юмора Фаины Раневской. Тарталья Егора Бакулина —умилительный и доверчивый малый. Георгий Корольчук наделяет своего Труффальдино чертами доброго сказочника. Персонажи все рассказывают: и прошлое, и настоящее. Состояние и эмоции описывают подробно — фабула раскрывается в словах, в разговорах и монологах. Или в коммуникативных танцах, поставленных хореографом Анной Белич как драматическая пластика на основе уникальной техники Этьена Декру.

Новый спектакль Дитятковского показывает, как можно добиться верного сочетания театра  средневекового и современного, и являет собою роскошный пир театрального духа.

Видеосюжеты