Глубина — от страдания. В чём счастье профессии актёра

/Глубина — от страдания. В чём счастье профессии актёра

Глубина — от страдания. В чём счастье профессии актёра

Театр им. В. Комиссаржевской выпустил новый спектакль «Театр» по роману Сомерсета Моэма. В главной роли — Джулии Лэмберт — заслуженная артистка России Татьяна Кузнецова.

Душевные раны
— Татьяна, когда-то произведение Моэма знали по советскому фильму. Боюсь, что сейчас содержание нужно напомнить: у знаменитой актрисы возникает роман с человеком, который младше её на 25 лет. У него — своя корысть, да тут ещё возникает соперница. Но Джулия выходит из этой ситуации с честью. Театр помогает излечивать душевные раны?
— Джулия, как любая актриса, все поражения в жизни, все страдания использует для творчества. И в этом счастье профессии. На мой взгляд, дело даже не в любви, а в провокации новых впечатлений и чувств. Мы ведь застаём Джулию в тот момент, когда жизнь наскучила, она устала от театра, от своей популярности. Больше нет душевных порывов, и вдруг случайно сталкивается с Томом Феннелом, и это всё меняет.
— Насколько я понимаю, вы от театра не устали, хотя недавно был юбилей — 30 лет на сцене. Премьеру специально приурочили к событию?
— О том, что у меня юбилей, узнала уже после того, как мы выпустили спектакль. Но он действительно получился бенефисным. Я всё время нахожусь на сцене, только одна картина — без моей героини. Костюмерам приходится очень быстро и по нескольку раз меня переодевать, невероятный фитнес для всех. Такого спектакля у меня ещё не было, чтобы в антракте сушили тремя фенами и заново гримировали.
— Но как же так сошлось, что спектакль не юбилейный, но всё-таки создан «на вас»?
— Это инициатива режиссёра Маргариты Бычковой. Она увидела во мне Джулию. Я согласилась сразу. Инсценировку по роману делали сами. Нас на сцене восемь человек — даже монтировщики участвуют, во время всего действия стоят по стойке смирно. Этот спектакль недаром носит название «Театр», с ним улучшилось что-то во всей нашей атмосфере.
И как бы критически нас не сравнивали с советским и даже английским фильмом, это неважно. По моему мнению, когда люди приходят в театр и начинают что-то сравнивать — это невыгодно прежде всего для самих зрителей.
— Соперницу Джулии молодую актрису Эвис Крайтон играет ваша дочь Варвара Репецкая. Каково это — быть на сцене вместе?
— Говорят, что Варя меня даже переигрывает, побеждает (улыбается). Это её первый сезон у нас, до этого после института три года работала в разовых проектах. Варя вошла в театр лихо, безо всякой моей помощи.

Ничего не загадываю
— Признайтесь, насколько часто вы играете в жизни, как на сцене?
— Я сама долго не понимала, что такое — играть в жизни. Теперь, с опытом, могу отслеживать. Но у актрис такое уж эмоциональное мышление, даже у самых умных. Кстати, мне часто говорили, что я — умная актриса и глупая женщина. Ум в нашей профессии нужен. В молодости можно взлететь на красоте, жажде творчества. Но время всё равно предъявляет свои требования. Актёрская профессия — это своеобразная математика.
— Вам как профессионалу не обидно, что актёры, даже малоталантливые, но мелькающие в сериалах, становятся популярными, а замечательные люди театра — в тени?
— Давно принимаю всё, как есть. Я сама, может, не смогла бы в театре так реализоваться, не было бы такой концентрации, если бы снималась в сериалах. Глубина ведь идёт от страдания или от знания законов — два пути. Хотя, конечно, хочется и популярности, но когда меня узнают, краснею. В 2003 году был мой сериал «Время любить», тогда думала — лишь бы на улице никто не узнал. А если действительно этого не происходило, было обидно. Я давно ничего не загадываю и не прошу, но открыта к любой работе.

Е.Петрова. Глубина — от страдания. В чём счастье профессии актёра/интервью с з.а.России Татьяной Кузнецовой// Аргументы и Факты, №31. 29 июля 2015

2017-07-18T23:02:50+00:00