Заслуженная артистка России Татьяна Самарина и народный артист России Георгий Корольчук окончили курс Рубена Агамирзяна в Театральном институте в 1970 году. С тех пор они вот уже 40 лет выходят на сцену Театра им. В. Ф. Комиссаржевской, поддерживая и помогая друг другу.

Актриса Татьяна Самарина пришла на сцену еще студенткой. Глубина и подлинный драматизм таланта проявились в знаменитой трилогии А.Толстого «Смерть Иоанна Грозного», «Царь Федор Ианнович», «Царь Борис». Спокойная простота и достоинство, нежность в сочетании с глубинной человеческой любовью отличают череду тех женских образов, которые создает эта самобытная, удивительно теплая актриса.
Много эпитетов было дано редкой органике Георгия Ко-рольчука. Зрители восхищались его «смешливым подвижным и светлым Николкой Турбиным», становились свидетелями актерской импровизации в роли Ковьеле в «Полоумном Журдене». Значительной работой признали критики и его императора Павла в уникальном театральном проекте, разыгранном в залах Михайловского замка по Д.Мережковскому в постановке А. Исакова. Каким бы ни был характер очередной роли Корольчука, будь то беспощадный несчастный фанат Робеспьер, трагический царь, озорной Незнайка или могущественный Горацио, – на всех лежала печать необычного вневременного таланта.
Сегодня, в дни юбилея, Георгий Корольчук и Тамара Самарина рассказывают… друг о друге.

Заслуженная артистка России Татьяна Самарина:
– У Юры очень непростая судьба – и человеческая, и творческая, очень богатая внутренняя природа. Сейчас он очень редко выходит на сцену, и те роли, которые он играет сегодня, не позволяют увидеть, заметить и раскрыть это уникальное качество – умение говорить со зрителем каким-то очень тихим, уважительным голосом, вызывающим у зрителя абсолютное доверие. Актерства в нем нет никакого, он может пройти в толпе зрителей, которые посмотрели даже несколько спектаклей с его участием, и они его не узнают, потому что это идет не представитель театральной элиты, а просто человек, который не озабочен тем, как на него смотрят. Он – глубинный, нутряной человек. У него уникальная актерская специфика. Я не могу забыть фильм «Плохой хороший человек», в котором он играл в молодости, эти его глаза: он совершенно молоденький был тогда – еще не столкнулся с большими ролями.. Но у него были глаза ребенка и в то же время мудреца, такие бывают у совсем маленьких детей, которые смотрят с той удивительной мудростью, которая потом куда-то уходит, исчезает… В Юре есть это качество – неспешной такой мудрости.
Совместно мы играли немного, но помню спектакль «Проходной бал» Рацера и Константинова, с которым мы объездили много городов. Там мы играли юных мальчика и девочку. Еще играли вместе в трилогии Толстого, в спектакле «Дни Турбиных», в спектакле о Павле I в Михайловском замке. Юра играл Павла, а я – его жену, и нам было очень комфортно, душевно и интересно. Он живой артист, и если артист сам существует очень естественно, то и ты рядом с ним становишься живее и органичнее, играешь каждый раз по-разному. Живой – это значит сегодняшний. Вот сегодня он немножко грустнее, значит, и Павел у него будет сегодня с этим оттенком. В другой день он приходит хулиганистый со смешливыми глазами, значит, жди от него чего-то необычного…
И мне безумно жаль, что я не вижу сегодня его в ролях, которые он мог бы сделать очень интересно и глубоко, со своей мудростью и человеческой добротой. Артист растет на ролях, и нужна такая роль, которая заставляла бы нас дотягиваться до нее – тогда раскрывается что-то такое, чего мы никогда не видели.
Юра все время чем-то занят, много работает. Он живет в ладу с собой, сложно, но в ладу, и только в общении с людьми раскрывается полностью – вот это, наверное, нас с ним немножко объединяет- мы стараемся людям не причинять боли. Конечно, мы кого-то обижаем, задеваем, но специально мы этого не сделаем, и стараемся даже, придя на спектакль, поднять настроение людям, которые пришли работать. Нас учили, что все должно делаться в радость, и даже трагедию нужно делать весело. Когда мы репетировали с Рубеном Агамирзяном «Смерть Иоанна Грозного», то много шутили, смеялись, Рубен Сергеевич мог тут же анекдот рассказать, а потом: стоп, поехали дальше…

Народный артист России Георгий Корольчук:
– Я бы хотел рассказать о своей удивительной и мною очень любимой коллеге Танечке Самариной. Впервые мы встретились не на курсе, а гораздо раньше: мы вместе пробовались на «Ленфильме» в фильм «Кто придумал колесо». Потом мы оказались вместе на одном курсе в 1966 году у Рубена Агамирзяна и очень друг другу порадовались. С тех пор вместе работаем и сыграли вместе 25 спектаклей. Каждый курс – это целая школа. А что касается непосредственной жизни в театре: мы просто родные люди абсолютно, одна семья.
Рубен Сергеевич взял ее на главные роли, и она очень много играла. Постоянное желание любви, нежности женской, лирический образ, который она несла, остался и останется. Когда ей приходится играть жесткие роли (как, например, сейчас в спектакле «Шут Балакирев»), она каждый раз сомневается, просит – посмотри. Ей это не очень свойственно. Мне очень нравится ее роль в спектакле «С тобой и без тебя» – вечное движение к любви – не к завоеванию мужчины или бытовых условий, а погружение в океан любви. К сожалению, мы не много играли в паре. Она -лирическая героиня, а я по амплуа – характерный маленький циркач. Тем не менее я помню наш совместный спектакль «Золушка», где я играл Принца, а она – Золушку. Эти голубые глаза нельзя забыть… Она играла замечательно Елену в «Днях Турбиных» – по лирической силе это ее лучшая роль. Таня работает очень кропотливо, просто так роль не сделает – она дотошная, все проверяет, обо всем спрашивает, волнуется. За годы актерской работы в некоторых талантливых актрисах возникает определенная «породистость». Когда она выходит в спектакле «С тобой и без тебя», это очень чувствуется. Мне очень хочется пожелать Танечке здоровья, утоления ненасытного желания играть. Только это и держит артистов на плаву: желание быть на сцене, быть нужной и обласканной вниманием зрителя.

Заслуженная артистка России Елена Симонова и актер Константин Демидов учились на одном курсе у Рубена Агамирзяна, окончив Театральный институт в 1985 году. В этом же году они были приняты в Театр им. В. Ф. Комиссаржевской, где прослужили четверть века.

За 25 лет сценической деятельности Елена Симонова не раз изумляла публику. Сегодня труппу этого театра невозможно представить без этой актрисы. Сегодня ее можно увидеть в спектаклях: «Дон Жуан», «Sex comedy в летнюю ночь», «Двенадцать месяцев», «Ваал», «Тише, афиняне!», «Доходное место».
Заслуженная артистка России Елена Симонова:
– Мне кажется, что я по жизни человек очень верный и благодарный, что не всегда правильно по отношению именно к актерской профессии. Тем не менее я позволила себе родить двоих детей, работая в этом театре. Это счастье может позволить себе не каждая актриса. Как-то в свое время я советовала одному артисту уйти из театра, а он мне на это сказал: «Как же я уйду? Здесь все стены пропитаны моей энергетикой, я столько работал над тем, чтобы это все меня держало – эти люди вокруг..». Вот я это произношу сейчас и понимаю, что это действительно так. Когда ты купаешься в любви людей, которые тебя любят и поддерживают, – это как в доме, в семье. А театр для меня действительно семья – есть уверенность в окружающих тебя людях, начиная от уборщиц, девочек из пошивочного цеха, реквизиторов. Это же приходит с годами, просто так не обретается. Мне везло с режиссерами, которые здесь работали: мой Учитель -Рубен Агамирзян, совершенно потрясающий Владимир Егорович Воробьев, чудесный Валера Гришко. Эти люди – тоже моя опора, те, кто поддерживал меня и в радости, и в горе…
В нашем театре замечательная атмосфера, и она была всегда. Началось все с Рубена Агамирзяна, который ее создал с несколькими поколениями своих учеников. Когда не стало Рубена Сергеевича – для всех это был жуткий стресс, удар, поменялось все. И Виктор Абрамович Новиков совершенно чудесно поступил со всеми артистами: мы как в Швейцарии существовали
– рядом шли войны, все сражались, а мы были благополучны, артисты расцветали, чудесно существовали, и меня по молодости это раздражало, хотелось играть трагедии, а для этого нужно быть несколько в ином состоянии. Я всегда знала, что со мной очень неудобно работать – я еще тот провокатор. Последняя премьера с режиссером Игорем Коняевым это подтвердила – ему было очень некомфортно, а для меня это конфликтное состояние было необходимо.
Я не представляю себе нашего театра без моих партнеров, у которых я продолжаю учиться. Мне безумно интересно с Владимиром Богдановым в «Доходном месте» – удивительно тонкий артист, с Костей Воробьевым
– он просто гений. Из молодежи очень любопытно работает и существует Вова Крылов… Наверное, каждый человек в этом здании наполняет театр своей энергетикой.

Константином Демидовым за эти годы было сыграно множество ролей в репертуаре театра: «Дневник Анны Франк», «Цезарь и Клеопатра», «Полоумный Жур-ден», «Царь Борис», «Лев зимой» и пр. Сегодня его можно увидеть в спектаклях театра: «Тише, афиняне!», «Утоли моя печали», «Двенадцать месяцев», «Шут Балакирев».

Артист Константин Демидов:
Сложно работать в одном театре 25 лет?
– В другом месте было бы, наверное, сложно, а здесь – легко. Легко, потому что большая часть из нас – ученики одного мастера, воспитанные в одной эстетике, в одной системе творческой. Я думаю, что такой уникальной труппы больше нет – когда мастер выучил 4 поколения артистов, а потом взял их к себе в театр. Здесь все свои. У нас потрясающая труппа. Рубен Сергеевич всегда нас учил, что главное – это работа, и загружал работой: сегодня – массовка, завтра – главная роль, послезавтра – эпизод. Баланс был железный, и он всегда выигрывал.
– Бывают сложные периоды?
– Когда нет ролей – артисту очень тяжело. Но есть радио, телеспектакли, аудиозаписи русской классики, есть телевидение, кино. Когда у меня был тяжелый период, Александр Исаков, тоже выпускник Рубена Агамирзяна, пригласил меня на свой курс в Театральную академию преподавать и сказал, что я ему очень нужен. Я увидел, что Саша работает со студентами так, как с нами работал Рубен Сергеевич, который говорил, что самое главное – талант не испортить, чтобы не вышли «одинаковые горшки».
– Какие роли были для тебя значимыми в этом театре?
– Мне на самом деле повезло – я играл в потрясающих спектаклях: в «Самоубийстве влюбленных…», в знаменитой трилогии Толстого, в «Днях Турбиных», в колоссальном количестве детских спектаклей. Особо мне запомнился наш детский спектакль «Незнайка на Луне», где играли 4 поколения актеров Агамирзяна. Рубен Сергеевич дав сл нам пробовать работать с самыми разными режиссерами – и в этом тоже была школа.
– Можно сказать, что эти 25 лет были для тебя удачными?
– На днях мы играли спектакль «Безымянная звезда», и вдруг кто-то обратил внимание на приказ, в котором сказано*, что я работаю в Театре им. В.Ф.Комиссаржевской 25 лет. Я очень удивился – для меня эти годы пролетели как один день… Актерская профессия не делится на удачную и неудачную. Самая большая профессиональная удача артиста -репертуарный театр, где у тебя всегда есть тренинг, спектакли. У меня редко бывает меньше 12 спектаклей в месяц, и все роли – очень разные. В любом случае актер-профессионал всегда найдет себе работу, а работа всегда найдет профессионального артиста. Каждый раз, выходя на сцену, ты доказываешь зрителю, что имеешь право заниматься этой профессией.
– Что для тебя Театр имени В. Ф. Комиссаржевской?
– Это замечательный зритель, который к нам приходит. У нас очень интеллигентная публика. Она верна нашему театру, несмотря ни на что (на ремонт, гастроли, экспериментальные постановки и пр.). Еще – это мои коллеги, которых я очень люблю, ценю, уважаю и которым доверяю, которые прощают меня, если я что-то делаю не так. В театре самое главное – прощать.

Светлана Володина, Зрительный ряд № 12(96), 1-31 июля