23 сентября исполнилось 89 лет народному  артисту России ИВАНА КРАСКО.

Иван Краско  – легенда театрального Петербурга и счастливый актер: его творческая биография состоит не только из театральных ролей, но и из множества киноработ, озвучания, записей на радио. Те, у кого сохранилась еще «радиоточка», практически ежедневно слышат голос Ивана Ивановича на волне «Радио России». Уникальный талант, глубокий ум, великолепное чувство юмора, неповторимое мужское обаяние заставляют каждый раз замирать зал в преддверии чуда… Востребованность – вот что подчас определяет ощущение профессионального и человеческого счастья. В этом смысле Краско давно обрел в жизни свое «доходное» творческое место, регулярно приносящее ему дивиденды в виде зрительской любви.

В театральный институт он поступил в военном  чине, будучи командиром  корабля на Дунае (класс Е.Тиме). В 1961 году он был принят в знаменитый Большой драматический театр (тогда – им. Горького), где служил до 1965 года. Путь актера начинался у великого режиссера  Г.Товстоногова на сцене БДТ. Неугомонный дух артиста с ярко выраженной гражданственной позицией толкал его в самые неожиданные и смелые дела. Он успел поработать и с легендарным режиссером Е.Шифферсом.  Затем актер служил в Ленинградском театре Драмы и Комедии. Целая эпоха связана у актера с родным театром – им.В.Ф.Комиссаржевской, где 10 сентября он отметит 50-летие творческой деятельности…

В 1965 году артист поступил в труппу театра им. В. Комиссаржевской, где  талант неординарно мыслящего актера раскрылся со всей полнотой в постановках М. Сулимова, В. Ленцевичуса, Ю. Дворкина, К. Гинкаса, Р. Агамирзяна. В нем  виртуозно соединились академическая манера подачи текста  с  приемами площадного балаганного представления. Иван Краско заявил о себе как о замечательном комедийном актере, способном к импровизации, тяготеющем к яркой зрелищной театральности. Любая из его ролей тщательно пластически выстроена, а отточенному жесту сопутствует выверенность интонации, тембра голоса. Строгость и лаконичность, «сделанность» роли вовсе  не исключают исключительной силы эмоционального воздействия. Каждая работа  мастера сцены – это открытие целого мира, богатство мыслей, идей, театральная новизна и свежесть уникальной личности.

Гражданская и творческая активность этого уникального артиста не угасает. Артист умеет  мыслить  на сцене глубоко,  чувствуя болевые точки времени и транслируя со сцены свое «послание человечеству». Так, в  образе Сократа он передает всю опасность безграничной власти. В его откровениях – непохожесть на остальных, беспредельная честность и верность Истине. Мудрец, чьи изречения слетали с губ и начинали жить своей жизнью, чьими учениками хотели стать многие, чей ум не шел в сравнение с другими, – в решающий момент остается непонятым. Тихий, отстраненный, очень «домашний», Сократ-Краско вызывает и восхищение, и сочувствие.

Иван Краско: Одно дело — воспева­ние власти, а другое — отображение сущности человеческих взаимоотношений, человеческой души… Сократ говорил: «это очень просто и очень трудно», потому что это философия самого высокого полета. Сократ для меня вечный кумир. Когда его приговорили к смертной казни, друзья принесли ему денег, чтобы он бежал, а он сказал: неужели вы не знаете, кто такой Сократ? Я с молоком матери воспринял законы страны, в которой живу, а вы мне теперь предлагаете сбежать и из-за угла клеймить родину, в которой я всю жизнь прожил. Это недостойно ни Сократа, ни кого-либо другого.

И дальше мудрец сказал: я не боюсь смерти, потому что я рассуждал много, что такое смерть. Может быть, она для человека совсем не зло, а благо великое. Почему? Во-первых, смерть это или стать ничем, это все равно что уснуть и ничего не видеть во сне, или же смерть это переселение души из этих мест в другое место, где уже находятся все умершие. Я же там могу встретиться с Гомером, например, (смеется) или с Сизифом, и поговорить с ними. И это было бы для меня величайшим блаженством. Сократ превзошел все религии, а рассуждения очень простые, поэтому я в театре играю Сократа без всякого грима. Там не надо делать ему курносый нос, лысую башку. Это просто усталый человек. И все потрясены, а ведь время действия — 399 год до нашей эры. И тем не менее, все как сейчас. То есть человек не меняется. Не меняется его психика, но свою интеллектуальную деятельность нужно направлять и контролировать. Это я даже своим ребятишкам Ване и Феде толкую. Для чего тебе голова? Думай, думай и делай, живи по совести.

За последние годы он сыграл несколько главных ролей.

несколько лет он сыграл на сцене родного театра несколькпять  интересных Неповторимый голос актера, его необычайное чувство юмора, особенная авторская интонация делают каждую роль неповторимой. И. Краско давно и по праву завоевал  всенародную любовь и уважение. Хорошо известны его роли в таких фильмах, как «Блокада», «Балтийское небо», «В городе С», «Дорога домой», «Жизнь Матвея Кожемякина», «Дом на Фонтанке», «Принц и нищий», «Юркины рассветы», «Конец императора тайги», «Макар-следопыт», «Сказочное путешествие мистера Бильбо Беггинса Хоббита», «Господин оформитель», «Легенда о Тиле», «Маленький водяной», «Россия молодая», «Семен Дежнев», «Господин оформитель», «Афганский излом», «Зоннентау», «Брежнев», «Мальчики», «Поклонница», «Роман императора», «Цветы календулы», «Мы из будущего», «Берега моей мечты»… Актер с удовольствием участвует в спектаклях молодых неопытных режиссеров маленьких студийных театров и университетского театра. В своей социальной активности  И. Краско даст фору любому молодому  человеку.  В  течение многих лет ведет благотворительную работу в СТД. Его встречи «В гостях у дяди Вани» – это доверительный разговор о наболевшем с  ветеранами труда. Зрители, многие из которых ходят в театр именно «на Краско», остаются преданными этому удивительному артисту, тонко чувствующему время и жадно, разнообразно живущему в нашу сложную эпоху.

ИЗ ИНТЕРВЬЮ РАЗНЫХ ЛЕТ:

О ролях:

У К.С.Станиславского есть такое выражение «Одним из главных свойств, необходимых актеру, является воля». Мне в этом флот помог. Закон морской: «один за всех, и все – за одного» – он точно силен и беспрекословен и в театре.

В спектакле «Доходное место» я играю Вышневского. Это очень актуальная пьеса – кажется, что она написана про нас. Взятки, коррупция – увы, эти явления так и не удалось изжить..  Как вам нравится фраза: «Вот оно, общественное мнение – не пойман, не вор. Обществу все равно, на какие доходы ты живешь, лишь бы вел себя прилично, как следует порядочному человеку»… Это диагноз. И хоть «слуги народа» получают больше, чем народные артисты, но своей профессией я могу наслаждаться бесплатно. Человек одаренный занимается любимым делом, зачем ему кем-то командовать? А среди чинов такие, которые вымещают свой комплекс неполноценности на талантливых людях. В комедии Островского зло наказано. А вот в жизни, конечно, сложнее.

О профессии:

Все началось с кино в клубе – «Чапаева», «Пархоменко». Смотрел по двадцать раз, а потом еще пересказывал младшим мальчишкам, которых в клуб еще не пускали. И уже тогда я думал: допустим, Чапаева не сыграю, но уж Петьку-то смогу. После семилетки забрал меня в Ленинград – поступать в военно-морское училище. Однажды пришел в библиотеку и попросил дать почитать что-нибудь о театре. Библиотекарь принесла мне толстый фолиант «О Станиславском». Меня он по-настоящему потряс. И когда принес сдавать эту книгу, попросил: «Еще!». Библиотекарь заулыбалась и сказала: «Раз тебе нравится, Ванечка, значит, ты имеешь склонность к театру». И дала мне «Режиссерские уроки Вахтангова» и другие книги о театре.

Закончил училище с отличием, стал командиром корабля на Дунае – приехал туда с небольшим чемоданчиком и связкой театральных мемуаров. Потом все-таки пошел поступать в театральное. Вхожу, а все встают – старший по званию – я в то время уже мичманом был. Выучил басню «Мартышка и очки», но посередине запнулся, и все. Думаю, если не докажу, что могу лучше, то все – конец карьере. Спас преподаватель, который выгнал всех из аудитории и попросил меня прочесть басню еще раз. Я закрыл глаза и прочитал ее так, как чувствовал. Открываю глаза, а преподаватель плачет: «Сынок, я не знаю, что ты будешь делать на флоте, без театра тебе не жить». Это решило все. Именно там я начался как артист.

О детях:

Хочется, чтобы они избежали этой инфантильности, которой сейчас заражена наша молодежь. Я постоянно говорю детям: «Вы же мужчины, так что извольте держать слово, не лениться и готовиться к тому, что вы должны все знать и быть готовыми к взрослой жизни». Им же потом легче будет. Помочь своим мальчишкам, конечно, хочется, но все-таки стараюсь приучать их к самостоятельности. Хочу, чтобы они выросли хорошими людьми с чувством собственного достоинства.

Из биографии:

Меня воспитывала баба Поля – мама отца. Мама умерла от заражения крови, когда мне было всего 10 месяцев. Потом не стало отца, и нас троих взяла к себе баба Поля. Она была крестьянкой, но с каким-то дворянским нутром. Я жил у бабушки с 6 лет и мы вели натуральное хозяйство, поэтому работы было много. Картошку посадить-выкопать, воды из колодца наносить. А корову прокормить! Полный сарай сена на зиму запасти – это дело непростое. Серпом по охапочке нажнешь травы, принесешь домой и сушишь. Жизнь была трудная, зато приучала к ежедневному, постоянному труду. В этой неизбежности и воспитывается характер.

Всю войну мы прожили в Вартемягах, там блокада переживалась легче, чем в городе – у нас была и картошка, и молоко. Бабушка торговала молоком на Бассейном рынке в Ленинграде, добиралась пешком или на попутках, тащила на себе по 30 литров молока. Обратно привозила хлеб, сахар, а иногда в доме даже появлялись какие-то сладости. Помню, один раз она принесла коробочку драже, на которой был нарисован мальчик с румяными щеками и огромными глазами. Когда я увидел эти разноцветные леденцы, наверное, глаза у меня были такие же. Приходишь в сельмаг, предъявляешь карточки на сахар, а продавщица говорит: «Ванюшка, милый, сахара-то нет, могу селедку дать». Блокадная селедка была не такой, как сейчас, – ржавая, сухая. Принес ее домой, вскипятили чай и пили вприкуску с рыбой. И я удивился, как это вкусно! Даже своеобразная сладость получалась. Баба Поля вообще никогда не унывала. Когда я в театре стал примериваться к ролям царей и королей, ее характер мне пришелся очень кстати. Когда объявили о победе, на всю деревню играли марши, а мы только перебирали, кто жив остался. У всех было только ожидание: придут ли домой.