Если бы знать…

/Если бы знать…
Если бы знать…2018-12-13T21:47:07+00:00

Project Description

Необыкновенное событие
По пьесе Эрика — Эмманюэля Шмитта «Если начать сначала…»
Перевод с французского А.Браиловского

Режиссер-постановщик – Олег Куликов
Художник-постановщик – Елена Орлова
Хореограф – Анастасия Конина
Художник по свету – Елена Филимонова
Видео оформление – Павел Макушев

«В один прекрасный вечер будущее вдруг оказывается прошлым,
и тогда мы оглядываемся назад — и видим свою молодость» (Луи Арагон).

У каждого из нас есть «точки судьбы», которые определяют дальнейший коридор жизни. И иногда мы мысленно возвращаемся туда, чтобы понять, было ли у нас право выбирать, тот ли выбор мы совершили и что было бы с нашей жизнью, если на этой развилке мы пошли бы другой дорогой. А впрочем, история не терпит сослагательного наклонения….Спектакль «Если бы знать» — попытка отправиться в это невероятное приключение.
По дороге в Стокгольм для получения Нобелевской премии известный ученый Александр Суше заезжает в особняк своего детства. Александру предстоит вступить в диалог с самим собой и оказаться на развилке судьбы в «самый страшный день своей жизни»…

Премьера состоялась 9 ноября 2018 года
Продолжительность спектакля — 1 ч. 40 мин. без антракта

Действующие лица и исполнители:

Александр, 60 лет з.а. России Евгений Иванов
Саша, 25 лет Игорь Андреев/Евгений Чмеренко
Бабушка, 75 лет н.а. России Тамара Абросимова
Бетти, 23-25 лет Екатерина Панасюк
Кассандра, 25 лет Инна Анциферова
Мойра, 15 и 50 лет Екатерина Карманова

Пресса о спектакле

Быть внимательным ко времени, которое ты проживаешь/ Интервью с режиссером Олегом Куликровым// Инфоскоп, ноябрь 2018

9, 10 НОЯБРЯ в камерном пространстве Театра им.В.Ф.Комиссаржевской состоится премьера спектакля «ЕСЛИ БЫ ЗНАТЬ…» по пьесе Э.-Э.Шмитта «Если начать сначала». Премьера приурочена к 55-летию творческой деятельности народной артистки России Тамары Абросимовой. В перерывах между репетициями корреспондент журнала «Инфоскоп» побеседовал с режиссером спектакля – Олегом Куликовым.

 Корреспондент: Драматург Эрик Эммануэль Шмитт сегодня очень популярен, в том числе и в России. В 2014 году в Петербурге проходил фестиваль его имени, организованный Молодежным театром на Фонтанке.  На фестивале была читка этой пьесы. Почему ты обратился именно к этой пьесе?
Олег Куликов: Здесь сошлось несколько звезд. На пьесу обратила внимание Тамара Михайловна Абросимова, она ей чрезвычайно понравилась, захотелось прикоснуться к этому материалу. Вначале мне показалось, что это даже не пьеса, а очень хороший киносценарий: прошлое и настоящее, преломление времени, призраки сада и лауреаты Нобелевской премии — не линейный материал. В одной и той же сцене время возвращает нас на 40 лет назад, и вдруг через паузу мы «здесь и сейчас»… Пьеса напомнила фильм А.Тарковского «Зеркало»,  она буквально требует кинематографического языка. Один из главных героев пьесы – это Время. Прошлое, настоящее и будущее.  Конечно, в пьесе есть и сюжет – любовная интрига, приключение молодости, и он, думаю, будет интересен зрителю.
Альберт Эйнштейн в переписке с супругой подробнейшим образом описывает то, как он пришел к существованию Бога. Мировая величина фундаментальной науки,  пришел к тому, что Бог есть. «Такой сложный и прекрасный мир мог сотворить только господь Бог!». И далее Альберт Эйнштейн, развивая мысль, говорит о том, что «будущее неизвестно, – будет ли оно? Настоящего нет, неуловимо быстро оно становится прошлым. Реально только прошлое».
В определенный момент времени смещается фокус. В молодости мы стремимся вперед. Мы не помним прошлого,  не замечаем настоящего. Мы «летим». Затем наступает время, когда хочется остановиться. Но в конце концов все, кого ты любил, уходят и у тебя остаются только воспоминания. А воспоминание — это и есть время…
К.: А у вас есть детские воспоминания?
О.К.: Как у всех. Это творческие батарейки, аккумуляторы… В детстве нас, детей, на лето отправляли к бабушке в деревню. И мы бегали там, босоногие – жара, яблоки, река, лошади…  Бабушка, целый день готовила, занималась садом, огородом, варила бесконечные компоты. И помню, я развлекался тем, что подбегал к кухне, стучал в дверь и забирался на огромную вишню, в листве которой прятался. А бабушка выходила и не могла понять, кто стучит, это ее очень раздражало, а для меня было приключением! Прошли годы, бабушки не стало, дом продали, река обмелела. И как — то, спустя много лет,  я оказался в деревне, подошел к дому и вдруг… обнаружил, что вишня — та вишня, которая казалась мне огромной, совсем небольшая – у нее ствол был не выше метра, а дальше были ветви. Получается, бабушка выходя из кухни и ища того, кто проказничал и мешал ей, не могла меня не видеть. Она открывала дверь, и я был практически на уровне вытянутой руки… Просто она играла со мной… любила меня… И так стало грустно – я почувствовал ее любовь такую пронзительную и настоящую! А мне казалось, что дерево огромное, а я – сильный и загорелый Тарзан.
К.: Для какого зрителя эта пьеса?
О.К.: Для умного. Для чуткого. Для зрителя, который готов к вопросам. В пьесе много подтекстов. Каждый считает что-то свое. Тонкая природа юмора. Читая пьесу, не очень — то похохочешь, но юмора в ней предостаточно. Шмитт прост и, в то же время,  — образец изысканного французского стиля. Достаточно прочесть его посвящение Дидро.
К.: Мы говорили о Времени. Закончилось ли у вас это центростремительное движение и что вы видите в будущем?
 О.К.: Если бы знать…  С одной стороны,  все больше и больше становлюсь консерватором. Нравится настоящий русский психологический театр, артист – личность — человек на сцене – не инсталляции, не перформансы, а настоящий артист. Это, видимо, уже к старости…  А с другой стороны, режиссер должен всегда «держать нос по ветру» и до конца оставаться молодым, быть в контексте нового, много читать современной драматургии, много смотреть, тем более, что сегодня есть возможность виртуально оказаться в любой точке мира, наблюдать, как смело работают коллеги на Западе и не только. Конечно, важно слышать улицу. А на улице сегодня 21 век — век цифры и интернета.
К.: Выпуск премьеры приурочен к творческому юбилею великолепной артистки Тамары Абросимовой. Как складываются ваши творческие отношения?
О.К.: Я получаю профессиональное и человеческое удовольствие от работы с Тамарой Михайловной, – я едва за ней поспеваю. Она, конечно, большой мастер и у нее доброе сердце. Тамара Михайловна – из тех, настоящих, у которых хочется учиться, хочется соответствовать им…
В спектакле также заняты и совсем юные актеры с курса Сергея Бызгу, недавно принятые в труппу театра. Они не только талантливы, но и фантастически обучены. Ребята довольно быстро «вошли» в репетиции, и без отрицаний всё пробуют. Они не разговаривают, а пробуют – и это очень ценно.
К.: Каждый спектакль режиссера – это своеобразное послание. Что дает вам эта работа?
О.К.: Мне показалось, что я стал добрее. Добрее по отношению к себе, и театру.   И еще — возможно, эта мысль прозвучит банально, но она такова: по возможности необходимо быть внимательным – ко времени, которое ты проживаешь, к людям, которые рядом с тобой. По возможности быть внимательным.

Видеосюжеты