Это, вот видишь ли, есть такая дурацкая философия, я недавно в одном доме слышала, нынче она в моду пошла. Они забрали себе в голову, что умней всех на свете, а то все дураки да взяточники. Мы, говорят, не хотим брать взяток, хотим жить одним жалованьем. За кого ж дочерей-то отдавать? Ведь этак, чего доброго, и род человеческий прекратится. Взятки! Что за слово взятки? Сами ж его выдумали, чтобы обижать хороших людей. Не взятки, а благодарность! А от благодарности отказываться грех, обидеть человека надо. Коли ты холостой человек, на тебя и суда нет, юродствуй, как знаешь. А коли женился, так умей жить с женой, не обманывай родителей. За что они терзают родительское сердце? Уж коли хотят жениться, так и женились бы на каких-нибудь заблужденных, которым все равно, что барыней быть, что кухаркой…

 А.Островский и Петербург

К концу 1850-х в творчестве Островского назревают крупные перемены. Он постепенно отходит от кружка друзей, сформировавшегося вокруг редакции «Москвитянина». Москвич до мозга костей, он все больше сближается с петербургской редакцией «Современника». А в 1860-х годах именно здесь, в театре им. В.Ф.Комиссаржевской (тогда – в театральном зале Пассажа) участвует как актер в постановке любительской труппой своей пьесы «Свои люди – сочтемся». И это не было удивительным: в те годы здесь устраивались лекции и проводились литературно-драматические вечера, любительские труппы играли спектакли, выступали писатели Н. Некрасов, И. Тургенев, Я. Полонский, А. Писемский.

История  «Доходного места»

Летом 1856 г. Александр Островский (ему недавно исполнилось 33 года) отправился в путешествие к истокам Волги. Случилось дорожное несчастье: лошади понесли, тарантас перевернулся. Несколько месяцев он лежал со сложными переломами и написал пьесу с броским и выразительным названием «Доходное место»: историю жизни недавнего выпускника Московского университета Василия Жадова, обыкновенного юноши, интеллигентного, по-детски чистого, увлекающегося.

«Доходное место» А.Островского –  о том, как молодой человек пытается остаться честным и порядочным в мире, где богатство вызывает уважение, а бедность – порок. Его любящая жена, устав от бедности, умоляет пойти на поклон к богатому родственнику и попросить «доходное» место…. Молодой чиновник, пытающийся служить честно, оказывается под таким давлением обстоятельств, что едва не отступается от юношеских идеалов. В последний момент он находит в себе силы удержаться от преступления и обещает «ждать того времени, когда взяточник будет бояться суда общественного больше, чем уголовного». Таким образом, формально добро побеждает. В то же время мир, показанный в пьесе, таков, что всем зрителям было ясно — Жадову придется долго дожидаться перемен в обществе…

Не случайно цензура запретила постановку пьесы. Шесть лет Островский и его друзья хлопотали о судьбе комедии. Интерес к ней все возрастал, ее читали в салонах, литературных кружках. Удивительно другое – и после  «перемен»  пьеса часто оказывалась  «неудобной». Например,  в 1967 году «Доходное место» Марка Захарова в Московском театре Сатиры с Андреем Мироновым в  главной роли  было снято с репертуара…

«Доходное место» в театре им.В.Ф.Комиссаржевской

Сегодня доходное место для многих становится наваждением, знаком эпохи Денег. Режиссер спектакля Игорь Коняев, лауреат Государственной премии РФ, завоевавший известность в России постановками современной и классической драматургии («Московский хор» Людмилы Петрушевской, «Похороните меня за плинтусом» П.Санаева и пр.), ставит спектакль как «старую комедию о современной жизни»:  Надо ли быть честным человеком и верить в любовь? Надо ли говорить правду или необходимо все время лгать? Надо ли воровать, чтобы разбогатеть? Можно ли усердно работать и заработать много денег, или коррупция неистребима и вечна?

Пьеса «Доходное место» классика Островского напоминает сегодняшние раздумья о вреде бедности: с одной стороны, быть бедным и гордым – стыдно, а с другой – быть честным богатым не получается…. Мужчина не имеет право быть бедным, иначе его и за мужчину считать-то не будут; богатый – благороден, и не важно, каким способом это богатство нажито, а любовь к бедному – юродство и от нее нужно избавляться….Деньги правят миром и определяют место человека в этом мире. И снова люди, как Илья Муромец в русской сказке, стоят перед выбором – какую дорогу выбрать, какую часть души выгоднее продать….

Театр задает вопросы и сегодня, когда на все повешены «ценники» – на чувства, семью, любовь и честь. Все покупается, но все ли продается? Хотелось бы надеяться, что такие простые и уже волшебные слова «честь», «достоинство» и «любовь» мы не оставили навсегда в прекраснодушном XIX веке…