Татьяна Кузнецова – одна из самых необычных и самых подходящих Петербургу актрис. В каком-то внутреннем дуэте она сливается с этим городом в единое целое, не боясь раствориться в его множественности, в его громадах, в его суровом величии. И город-великан нежно обнимает это хрупкое воплощение женственности, эти прозрачные глаза в пол-лица, эту нездешнюю улыбку, этот странный, почти болезненный излом тела, даря взамен ей невероятную силу актерского воздействия….

 Окончив в 1985 году театральный институт на курсе мастера Рубена Агамирзяна, она, конечно же, пришла в Театр им.В.Ф.Комиссаржевской. Первые годы становления она пыталась искать свою «ноту», свою мелодию в общем актерском хоре. К 90-м начала сочиняться собственная мелодия, и первой выдающейся работой стала Анна Франк в спектакле мастера – Рубена Агамирзяна.

 Нина Рабинянц: «С первой же своей роли смешной девчонки в горьковских «Зыковых», живо и светло взирающей на мир среди хаоса хозяйского дома, Кузнецова очаровала всех. Потом были образы подростков, девушек чуть неуклюжих, странноватых или лукаво грациозных. Была юная, нежная и грустная царица Ирина из «Царя Федора». Была Анна Франк в замечательном спектакле Агамирзяна, премьера которого состоялась уже после его смерти. Кузнецова талантливо сыграла девушку пленительного редчайшего таланта жизни. …

Потом была страстная Клеопатра в спектакле Белинского и спектакль А.Исакова «Французские штучки», где проявились великолепное чувство юмора и ирония молодой актрисы.

И вдруг – как удар грома – «Дама с камелиями» в постановке В.Пази. Театральный Ленинград разорвало на два непримиримых лагеря: тех, кто влюбился в странный излом Татьяны Кузнецовой, и тех, кого раздражала ее необычная манера игры и речи.

Нина Рабинянц: И вот – Маргарита Готье. В роли которой, как известно, блистали Сара Бернар, Элеонора Дузе, Грета Гарбо. Кузнецовой эта вершина оказалась по силам. Владислав Пази мудро не ставил задач, чуждых индивидуальности актрисы. И в то же время помог раскрыться ещё неведомым возможностям её таланта. Тут она пленяет женственной мягкостью и приглушённой печалью. И чувством стиля, столь нечастого на нашей сцене. Как естественна она в своих туалетах, которые словно бы хранят светлый отзвук её красоты. Красоты существа, вопреки всему покоряющего незамутнённой чистотой…»

Несколько лет спустя подобный взрыв произвела она в роли Натальи Петровны из спектакля В.Гришко «Месяц в деревне».  Студенты-театроведы грядой писали об этих спектаклях, об «актрисе в роли», сочиняли актерский портрет Татьяны Кузнецовой.

В 1995 г. она получила премию Французского Института культуры за роль Маргариты Готье. Чуть ранее, в 1992 – была признана лучшей театральной актрисой года за роль Анны Франк. Каждая ее  новая роль вызывала живейший интерес критиков и публики.  А Татьяна Кузнецова живет в своем особом мире, несуетно, неспешно, не обращая внимания на бренчание славы….Она продолжает поиски новых нот, расширяя диапазон своих творческих возможностей.  В 1999 году вместе с певицей Полиной Руновской она создают театральную студию «AlleЯ», пробует себя в вокальном жанре. В 2001 –неожиданный поворот –  уходит в театр им.Пушкина (Александринский театр). Это десятилетие зачем-то ей было нужно, но Александринский театр не стал родным. Там она сыграла совсем немного ролей, но среди них – Раневская в «Вишневом саде», Мамаева в сп. «На всякого мудреца довольно простоты», фру Линне в «Норе» и др. Не ощущая полноты творчества, она работает над моноспектаклями. На Четвертом Международном фестивале «Монокль» (2003 г.) она представила моноспектакль «Она – Я, не Я и Она» Клима (Театр «Особняк»), а в 2007 г. на том же  фестивале  ее работа «Любовная отповедь сидящему в кресле мужчине» Г.Г.Маркеса получила   диплом.

В 2012 году Татьяна Кузнецова вернулась в  родной театра им. В.Ф. Комиссаржевской. Но режиссеры не спешили предлагать ей работу – ее «особость», ее некая оторванность от реального мира, сквозившая в ангельском облике, ее излом, хрупкость, необычная манера речи и какая-то глубинная внутренняя тайна низвергали любые традиционные общепринятые приёмы работы с актером. И тогда начинающий режиссер и известная петербургская актриса Маргарита Бычкова предложила Кузнецовой работу в спектакле «Театр». Это была первая для Маргариты режиссерская проба на большой сцене, и громадный риск для обеих. Но зрители полюбили новое воплощение  Джулии Ламберт, и сегодня спектакль – один из самых «аншлаговых» в Театре им.В.Ф.Комиссаржевской.

 Режиссер спектакля «Театр» М.Бычкова: Почему «Театр»? Мне кажется, что когда драматурги пишут пьесы, они верят, что когда-нибудь родится актриса или актер, которые это сыграют. Моэм как будто знал, что в Ленинграде родится такая актриса. В этом романе ее душа, мысли. Наверное, в каждом театральном городе мира есть своя Джулия Ламберт. В Петербурге — это Татьяна Кузнецова.

В одном из недавних спектаклей-концертов «Я вернулся в мой город» Татьяна Кузнецова рассказывает о своем Петербурге: сначала стихами Ахматовой, а потом, продолжая эту мелодию, импровизируя, сочиняет новую, где есть три главные темы – Бог-Петербург-я…

Накануне Нового года, 21 декабря, в рамках цикла «Театральные встречи» состоялся творческий вечер актрисы, где многие неожиданно для себя открыли новую Татьяну Кузнецову, услышав не только стихи Серебряного века, фрагменты пьес, но и изысканный музыкальный сюрприз от нее и гитариста Армена Чикунова…

Татьяна Кузнецова (из интервью журналу «Театральный город»): В Греции есть такое место — Эпидавр со святилищем Асклепия (Эскулапа), и там написано о трех путях исцеления человека. Первый — это некое шаманство, второй — хирургия, а третий — театр, исцеление духом. Греки считали, что предназначение театра в исцелении, а путь к нему — через сопереживание тех, кто в зале и на сцене. Для меня как для актрисы это очень важный момент…