Project Description

16+

Комедия Жана-Батиста Мольера (1666 г.)
перевод с французского Т.Л.Щепкиной-Куперник

Постановка Григория Дитятковского
Сценография и костюмы заслуженного художника РФ Владимира Фирера
Хореография Елены Прокопьевой
Художники по свету — Гидал Шугаев, Егор Бубнов
В спектакле использована музыка И.С.Баха, Ж.-Ф.Рамо и др.

Лауреат высшей театральной премии Санкт-Петербурга «Золотой Софит» (4 премии: “Лучшая женская роль” – Евгения Игумнова (Селимена), “Лучший спектакль на большой сцене”, “Лучший режиссер” –Григорий Дитятковский, “Лучшая работа художника по костюмам” – Владимир Фирер)

Зачем сегодня обращаться к комедии Ж.-Б.Мольера 17 века? Что обозначает это неудобное слово «мизантроп» и о чем ставит спектакль известный режиссер Григорий Дитятковский?
Многие обвиняют мизантропов в тотальной ненависти к человечеству, но часто мизантропы – это разочаровавшиеся идеалисты с тонкой и ранимой душой. Современная «мода на позитив», социальные сети, изобилующие картинками «как я умею быть счастливым», реклама «активных-позитивных-креативных» рождают особую касту фальшиво-счастливых людей. Но в 17 или 21 веке — люди остаются людьми — со своими страхами, смущением и усталостью. Искусственные шаблоны подменяют истинные чувства, искажают подлинную личность. Кто ты сегодня? Что произойдет, если кто-то случайно заденет твою фальшивую радость? — и неожиданно вспыхнет, как костер, настоящая ненависть современных «счастливцев» (а на деле – социофобов или социопатов), которые ради собственного «Я» не пожалеют никого! О чем наш спектакль? Конечно же, о любви, которая ушла из современного мира в одинокие дома ненавистников-мизантропов…

Премьера состоялась 8 декабря 2017 г.
Продолжительность спектакля — 3 ч. с антрактом

Действующие лица и исполнители:

Альцест, молодой человек, влюбленный в Селимену Владимир Крылов
Филинт, друг Альцеста Егор Бакулин
Оронт, молодой человек, влюбленный в Селимену Денис Старков
Селимена, возлюбленная Альцеста з.а. России Евгения Игумнова
Элианта, кузина Селимены Варвара Репецкая
Арсиноя, подруга Селимены з.а. России Маргарита Бычкова
Акаст, маркиз Евгений Чмеренко
Клитандр, маркиз Александр Анисимов
Слуга просцениума н.а.России Георгий Корольчук
В спектакле участвуют: Сергей Федоров, Андрей Бычков

Пресса о спектакле

В КАЖДОМ ИЗ НАС СВОЙ МИЗАНТРОП…
8,9 и 24 декабря Театр им.В.Ф.Комиссаржевской приглашает на премьеру спектакля «Мизантроп» в постановке Г.Дитятковского. Эта постановка – размышление о том, что почти в каждом человеке есть мизантроп. Хотя пьесу все называют комедией, на самом деле – это почти философская притча.
Заслуженная артистка РФ Маргарита Бычкова (Арсиноя):
Режиссер спектакля «Мизантроп» Григорий Дитятковский – один из моих педагогов. Он принимал участие в наборе нашего курса Л.А.Додина в ЛГИТМиК. Поэтому школа-то одна, и все мне близко с первого курса. С ним интересно как с педагогом, он разносторонний, умнейший, образованнейший человек. Я как будто снова вернулась в школу актерского мастерства, вспомнила то, чем сейчас в театре не занимаются из-за «нехватки времени». Он абсолютный мастер – мастер слова, мастер мысли, мастер разбора роли. Я благодарна ему за то, что попала в эту работу.
Моя героиня Арсиноя – «искренний», «добрый», «праведный» человек, как она сама думает. Арсиноя точно знает, как надо, и у нее нет сомнений в своих действиях. Она – лайнер, скала, и ничто не может покачнуть ее уверенность в собственной «праведности». Про спектакль еще ничего не могу сказать, но то, что спектакль будет интересен умной публике – это да!
Заслуженная артистка РФ Евгения Игумнова (Селимена):
Мне кажется, мой персонаж довольно узнаваемый – женщины самостоятельной, имеющей свое суждение о мире, умеющей уважать своё мировоззрение. Она такой же мизантроп, как и Альцест: они – равновеличинные фигуры. Но если Альцест все-таки любит людей и пытается этот мир спасти, то Селимена мир не спасает: она его принимает и пытается извлечь из него радость.
Наш режиссер Григорий Исаакович Дитятковский занимается изучением взаимоотношений между людьми, отношением человека с самим собой.
Мне хочется рассказать историю о женщине – перфекционистке, мучимой одиночеством. Если внимательно прочитать пьесу, то можно заметить, что никто в этой истории не говорит ей ничего хорошего – ни одного слова нежности она не слышит. Каждый мужчина или женщина, которые к ней приходят, предъявляют ей только претензии и требования.
У Селимены, помимо того, что она мизантроп, есть еще невероятная смелость и наглость. То, как она в секунду может ответить на проявление к ней негодования, какого блестящего и живого ума эта женщина – восхищает и поражает. Тем не менее, мне жаль Селимену за неспособность любить, неверие людям и невозможность очаровываться кем-то. Думаю, что она слишком умна для этого. В смысле смелости я очень далека от своей героини, потому как моё поколение – это поколение «скукоженных» людей – стеснительных, не верящих в себя. Я надеюсь, наши дети – уже совсем другие. Они свободные, чистые и независимые от чужого мнения. Будут ли они смотреть наш спектакль? Для молодых людей проблема этой пьесы – в огромном количестве «умного» текста: им будет довольно сложно следить за ходом мысли, потому что они привыкли к жанру action, ярко выраженному сюжету, которого здесь нет. Но ничего страшного, мы будем стараться быть им интересными, приучать молодежь к умным разговорам, потому что только театр сегодня для этого и остался…
Актер Владимир Крылов (Альцест):
БОльшая половина людей – мизантропы. Особенно в наше время. Собственно, само это определение появилось давно: пьеса была написана в 1666 году – это понятие уже существовало. Другой вопрос – в определении. Есть распространенное мнение, что мизантропия – это человеконенавистничество. Но, как мне кажется, мизантропия имеет несколько «подкаст». Есть мизантропия от избытка любви: когда я не могу быть равнодушным, моё сердце обливается кровью из-за несправедливости, унижения других людей, не могу это терпеть! А у окружающих возникает ощущение, что я – человеконенавистник: этому, другому делаю замечания…
Мой герой Альцест очень нетерпелив и не может сдерживаться. Иногда он пробует себя «погасить», но в результате все равно не может справиться с собой. Чтобы так остро реагировать, нужно иметь определенный характер, склад ума – надо родиться смелым. Я, наверное, не родился, хотя смелые проявления у меня есть. К своему герою я отношусь с глубоким пониманием, симпатией – иногда до слез! Если бы я в жизни встретил такого человека, то был бы однозначно на его стороне.
Есть и другого вида мизантропы, которые уже настолько поняли эту жизнь, «устали» от нее, что всё стало неинтересным. Как в «Доме, который построил Свифт»: «Главная цель, которую я поставил себе во всех моих трудах, это скорее обидеть людей, нежели развлечь их. В принципе я ненавижу и презираю животное, именуемое человеком, хотя сердечно люблю конкретно Джона, Питера, Тома и так далее….»
Когда я получил эту роль, у меня были смешанные чувства, потому что я отдавал себе отчет, что не понял пьесу – это минус. Плюс – главная роль. Снова минус – много текста и большая ответственность. А плюс – я в итоге пойму ее и эта роль даст мне творческий рост. То есть не было однозначного отношения: плюс-минус, плюс-минус… В театре главная роль – это работа, испытание, большая ответственность.
С Григорием Исааковичем я работаю впервые и много от него взял. В первую очередь – новые ощущения. Он в какой-то степени предложил мне новую модель существования и поведения на сцене, подсказал какие-то механизмы, о которых я даже не знал. Это и «технические» вещи, которые тянут за собой сердечные проявления. Вот как пример с лимоном: ты представляешь его и у тебя начинает вырабатываться слюна.
Когда я прочитал пьесу, то очень удивился: что здесь интересного, что здесь смешного? А мои знакомые, наоборот, обрадовались за меня: «Боже, какая это прекрасная и смешная пьеса! Какой там Альцест!» – оказывается, нужно иметь опыт читать. Когда мы проходим по Эрмитажу мимо каких-нибудь шедевров, то не всегда останавливаемся. А потом экскурсовод или знающий человек расскажет, обратит твоё внимание на детали, и ты уже смотришь на эту картину совсем по-другому. Театр иногда может быть таким «экскурсоводом» в мир великой литературы…
ИЗЯЩЕСТВО МИЗАНТРОПИИ

Вслед за недавней постановкой «В осколках собственного счастья» по произведениям Михаила Жванецкого режиссер Гр