Project Description

16+

Комедия Валентина Красногорова
Режиссер – Владимир Глазков
Художник – Анвар Гумаров
Художник по костюмам – Павла Никитина
Хореограф – Резеда Гаянова

«Сегодня или никогда» – французский адюльтер на русской почве, история двух семей, «четырехугольник», где персонажи – муж/жена-любовник/любовница.  В спектакле звучат вечные вопросы о браке, семье, любви, верности, измене. Но, в соответствии с жанром, герои пытаются ответить на них легко, весело, парадоксально и с чувством юмора. Здесь слышится излюбленная «чаплинская нота» маленького человека, который отстаивает своё право на счастье. И в этой борьбе он трогателен и смешон одновременно.

Режиссер В.Глазков:  «Семья-то создавалась на любви, и свадьба была самым счастливым днем жизни. Когда-то ты женился на смешливой, хорошенькой и чудной девушке, а она выходила замуж за лучшего на свете мужчину. Как могло случиться, что супруги почти ненавидят друг друга и кто в этом виноват? Так может, стоит взглянуть в зеркало? И пусть этим зеркалом станет наш спектакль. И избави нас бог от нравоучений, дидактики и скуки!».

Премьера состоялась 29 января 2018 г.
Продолжительность спектакля — 2 ч. 30 мин. с антрактом

Действующие лица и исполнители:

Пресса о спектакле

Владимир Глазков: Хочу, чтобы счастливых людей после нашего спектакля стало больше

В Театре имени Веры Комиссаржевской 29 января состоялась премьера комедии «Сегодня или никогда». Спектакль по пьесе Валентина Красногорова поставил режиссер Владимир Глазков, хорошо известный зрителям по постановкам в Театре на Литейном, Театре эстрады, Театре комедии и других. А имя драматурга Валентина Красногорова давно и прочно закрепилась в афишах театров России и зарубежья. Многие его пьесы стали театральными хитами и переведены на иностранные языки, звучат на радио и телевидении, получили призы на международных театральных фестивалях.
«Сегодня или никогда» — история двух семей, любовного «четырехугольника», где каждый – муж или жена, любовник или любовница. «Петербургский авангард» публикует интервью Владимира Глазкова в связи с премьерой этой комедии, которую можно будет также посмотреть 4 и 22 февраля.

Считается, что вы — комедийный режиссер. Почему вы выбрали эту — легкую на первый взгляд, и трудную с другой стороны — стезю, к которой и отношение коллег снисходительное? А ведь сделать хорошую комедию очень сложно….
На самом деле, так не все режиссеры считают, а те, которые попытались и у них ничего не вышло… Это как в басне «Лиса и виноград»: «на взгляд-то он хорош, Да зелен — ягодки нет зрелой: Тотчас оскомину набьешь». И даже если посмотреть награждение премией «Оскар», то единственный комедийный фильм за всю ее историю — «Тутси» — получил десять номинаций, но в итоге — только одну победу за лучшую женскую роль второго плана (Джессика Лэнг). Даже Чаплин, дважды обладатель внеконкурсного почетного «Оскара», в итоге получил эту премию в 1972 году со следующей формулировкой: «за бесценный вклад в то, что в этом веке кинематограф стал искусством».
Притом я смотрю, допустим, серьезные фильмы Лукино Висконти или Пьера Паоло Пазолини как на интересную историю, историю кинематографа, и смотрю немного издалека… А на Чаплина смотрю и детям показываю: они хохочут, и я понимаю, что он навсегда. Я воспитывался на французском кинематографе, на комедиях Луи де Фюнеса, Пьера Ришара, Жана-Поля Бельмондо. Тогда СССР дружил с Францией, у нас появилось французское кино, нам подарили Фантомаса, фильмы с Пьером Ришаром в бесплатный прокат — и это было тогда глотком воздуха, какой-то другой жизнью в эпоху железного занавеса…
В чем заключается режиссерское счастье, по-вашему?
Любой спектакль состоит из трех составляющих. Первая — пьеса, вторая — артист, а третья — зритель. Режиссер не упомянут, потому что он помогает всю эту историю сочинить, придумать, сделать, а артист выходит и зрителям это транслирует. Петербургский зритель немного избалованный. Когда приезжаешь в провинцию или даже в Москву, нам говорят: «Ребята, какие вы потрясающие!». Да и артисты там играют по-другому. Недавно здесь, в Санкт-Петербурге, в Театре эстрады мы выпустили спектакль «Играем Фигаро», который очень трудно репетировали. Первый показ был очень сложным, а на втором уже кричали «бис», «браво»! А у тебя слезы стоят в глазах, потому что зрители тебя так любят: они за два часа посмеялись, отдохнули, задумались, попереживали, обалдели от того, что тут произошло — то есть прожили маленькую жизнь. И я понимаю, что мы подарили им праздник.
А в Калуге я был на одном из своих спектаклей, где какой-то мужик, посмотрев спектакль, донимал свою жену: «А когда следующий спектакль?» — «Завтра» — «Пойдем? Только давай не на третий ярус, давай в партер, мы что, не можем себе позволить? Я хочу это все посмотреть вблизи, это же класс! Я так не хохотал давно!» — «Я с трудом достала билеты! Ты думаешь, я специально купила на третий ярус? Там уже на месяц вперед все билеты проданы!». И когда звонит знакомый, который хочет попасть на спектакль, мне приходится просить директора, чтобы тот лично выписал места — вот тут я понимаю: это режиссерское счастье…
Вы всегда смотрите спектакль по-режиссерски?
В каком-то интервью мой учитель Георгий Александрович Товстоногов, когда ему говорили что-то про гениальность, сказал: «я вам открою тайну, которую всю жизнь от всех скрывал: дело в том, что я вообще не режиссер. Я всю жизнь воспитывал в себе идеального зрителя»… Когда режиссер ставит спектакль, он должен быть вместе с артистами. А потом, на прогоне, нужно себя «отодрать» от погружения в материал и посмотреть на всё глазами врага. То, что не понравилось – нужно вырезать, переделать. Я видел множество режиссеров, которые не замечали, что артисты у них играют одно, а в их воображении свой спектакль, они за артистами «доигрывают».
Важно ли, чтобы у актеров, играющих комедию, было чувство юмора? Или режиссер все поставит?
Прикрыть кого-то чем-то можно. Существуют чаплинские кидания тортом, гэги, штампы. Можно придумать что-то, что будет работать вместо артиста. Но это возможно, если маленькая роль и есть хотя бы три-четыре человека, которые тащат весь спектакль на себе.
Я очень люб