Дорогие друзья, коллеги и зрители!

С глубоким прискорбием сообщаем, что 26 февраля 2022 г. скончался народный артист России, добрый, удивительный человек Борис Соколов.

Борис Соколов – один из выдающихся актеров Ленинграда-Петербурга. Об артисте писали, как о блестящем исполнителе героев своего времени. «Есть артисты шаляпинского типа, которым под стать играть натуры мощные, величественные. Среди них Павел Луспекаев, Георгий Марков. Но и в наше время можно найти актеров, поражающих богатырской мощью, интеллигентностью и каким-то внутренним теплым светом. Среди них – Борис Соколов»

Его очень любили в театре – за великолепный юмор, за мощный талант, за добродушие, спокойствие и теплоту.

Последний его спектакль – лирическая трагикомедия «С тобой и без тебя», где Соколов сыграл сильного и нежного Сэма.

Но те, кто хотя бы раз видел Соколова на сцене, запомнили его на всю жизнь. Его герои в спектаклях «Кин IV», «Возвращение к жизни», «Генерал Серпилин», «Приглашение в замок», «Святая святых», «Прощай, клоун!» «Дни Турбиных», «Французские штучки», «Полоумный Журден» и многие, многие другие становились родными, близкими, осязаемыми и настоящими.

Мы скорбим вместе с родными и близкими.

О времени и месте прощания сообщим дополнительно.

 

 Народный артист России Борис Михайлович Соколов

В 20 лет Борис Соколов впервые вышел на сцену киевского театра, а в 1965 году  – уже учился в Москве, в ГИТИСе им. А. В. Луначарского. Борис Соколов работал с такими известными кинорежиссерами, как И.Авербах («Объяснение в любви»), В.Мотыль («Звезда пленительного счастья»), Г. Полока… По окончании учебы Борис Соколов уезжает в Ригу, где театр Русской драмы переживает свой  «золотой век». За пять лет им было сыграно 20 ролей. В Ленинград Б. Соколова пригласил Г.А. Товстоногов, но вскоре актер пришел в Театр Ленинского комсомола к молодому Г. Опоркову.

В 1977 году, после долгих метаний, судьба привела его в театр им. В. Ф. Комиссаржевской. Здесь, на пике популярности в стране театра Рубена Агамирзяна, расцвел и дал корни талант артиста. Художественный руководитель театра Рубен Агамирзян предложил сыграть Кэлина в пьесе И. Друцэ «Святая святых». Роль оказалась судьбоносной. Теперь зритель шел не просто на спектакли театра им. В.Ф. Комиссаржевской: шел на Соколова. За эту свою любимую роль Келина актер был отмечен дипломом Ш степени Всероссийского смотра национальной драматургии в театрах РСФСР.

Его мягкий теплый талант был универсален, его индивидуальность естественно оттеняла легкая вальяжность и юмор. И если его героическим персонажам был не чужд юмор, то характерные, вроде «Полоумного Журдена», вызывали сочувствие.
Полнота жизненных сил, выразительность лепки характеров, глубокое постижение роли, безупречное владение техникой, точная передача режиссерского замысла не в ущерб собственному пониманию роли, яркая фактура, неподражаемый голос  – все это стало залогом творческого успеха актера. Его уникальный разносторонний талант  открыл индивидуальность, в которой есть и теплота, и мягкий лиризм, и скрытая ирония умного человека.

За 45 лет работы в театре сыграны десятки самых разноплановых ролей. Незабываемы его гротескный Ноздрев в «Чичикове» Булгакова, вальяжный и умный  Вождь в притче  В. Шендеровича «Тезка Швейцера», герои в спектаклях «Дни Турбиных», «Убийство Гонзаго», «Полоумный Журден», «Смерть коммивояжера», «Прощай клоун», «С тобой и без тебя».. В горинском «Кине» актер сыграл роль Актера. Это и кумир толпы, победоносный, мягко-романтичный и с доброй лукавинкой, светящийся юмором и любовью, – и актер поверженный, спивающийся гений, измученный запретами  власти и насмешками обывателей, но, вопреки всему, мощно и радостно творящий Театр на улице, в «декорациях» грозы и ливня. Удачно сложилась судьба излюбленного зрителями спектакля «Французские штучки», где Борис Соколов иронично и легко сыграл Альбера Ламара.  О герое Соколова из «Колымы» критика писала: «В образе, созданном Б.Соколовым, оживают те прекрасные, светлые люди, которых потеряло наше общество в страшный период сталинских репрессий. Алыпов у Соколова не просто сильный характер, он самоценен сам по себе. Это, прежде всего, наш современник, режиссер Народного театра, который пытается понять того, колымского Алыпова».

Спокойствием и уверенностью веяло от Бачаны Рамишвили в спектакле «Возвращение к жизни». Земная ось проходила через его сердце: не суетен, не мелочен, душевно щедр, человечен и мудр. Поэтическая стихия транслировалась им с удивительной силой и нежностью.

            В 2010 году, войдя в слаженный годами спектакль «С тобой и без тебя», Борис Соколов сыграл Сэма – мужчину, который случайно вторгается в уютный мирок одиноких вдов… Его герой, сильный и нежный, робкий и настойчивый, заставил женщин, живших воспоминаниями, открыть те яркие эмоции, о которых они давно забыли… Борис Соколов мягко и мощно вел свою «виолончельную партию», низкими «басами» и единым сильным «дыханием» объединяя все «голоса» в красивый драматический квартет. Став своеобразным камертоном, он подарил каждой из женщин возможность снова взлететь на вершину чувств, снова почувствовать сладость и горечь полета, забыть о мерном привычном существовании…

ИЗ ВОСПОМИНАНИЙ 2014 ГОДА К ЮБИЛЕЮ БОРИСА СОКОЛОВА:

 З.а.России Нелли Попова:

Это Артист – «глыба»: сильный, темпераментный, страстный и при этом  – с удивительным юмором, всевозможными байками актерскими, воспоминаниями. Борис Михайлович  – мой друг. К сожалению, это поколение титанов театра уходит, и мы теряем эту культуру, которая генетически закладывалась нашими педагогами мастерства: по отношению к профессии, партнеру на сцене.

З.а.России Маргарита Бычкова

Когда в 1985 году должен был набирать курс Рубен Сергеевич Агамирзян, я очень хотела к нему поступить только из-за того, что в театре Комиссаржевской работал мужчина моей мечты и красоты сумасшедшей Борис Михайлович Соколов. Но, несмотря на то, что я поступила к другому мастеру, судьба все равно свела нас вместе на одной сцене. Борис Михайлович очень хороший артист: разноплановый, многогранный – от яркого гротеска до высокого трагизма. Кроме всего прочего, он мастер устраивать курьезы и красиво из них выходить…. Обладает тончайшим чувством юмора – графско-королевским, благородным.

Гример театра им.В.Ф.Комиссаржевской Вера Николаевна Ландграф

Борис Михайлович Соколов  – потрясающе мягкий и очень симпатичный человек, души у него много, доброты. Мы все его очень любим и любили в спектаклях «Дни Турбиных», «Святая святых», во «Французских штучках», в «Дипломате». Мне, как гримеру, с ним всегда было легко – у Бориса Михайловича лицо такое изумительное, абсолютно беспроблемное, хорошее лицо актерское такое. Были парички, бороду я ему клеила, а уж усы всегда были свои…

З.а.России Александр Вонтов

Я до сих пор вспоминаю его Мышлаевского в «Днях Турбинных»  – эта роль ему близка и  по характеру, и по внутреннему содержанию. Это было безусловное стопроцентное попадание. У него был замечательный Кэлин в  «Святая Святых»  – человек, относящийся ко всему происходящему искренне, с переживанием и болью.  Борис Михайлович общительный, открытый совершенно, с ним очень легко работать.

З.а.России Ольга Белявская

Когда я пришла в театр им.В.Ф.Комиссаржевской, Борис Михайлович стал моим первым партнером по сцене в спектакле «Полоумный Журден», где у него была главная роль, а я играла дочку Журдена. Потом были чудесные «Французские штучки», где он играл поразительно, талантливо и очень смешно. Он абсолютно фантастический актер, безумно органичный, все из себя вынимает. И человек он замечательный – прекрасный, открытый, чудесный, такой души большой. Что бы он ни делал, какие бы разные образы ни создавал, – всегда на первом плане его харизма и индивидуальность. Я его очень люблю.

Народный артист России Иван Краско:

Когда я с ним познакомился, ощущение было такое, что знаю его всю жизнь. Это какие-то душевные совпадения и настрой – Боря же очень природный человек, настоящий. Когда  он сыграл одну из первых ролей в нашем театре – Кэлина в спектакле «Святая святых»,  – это было и откровение, и восторг! Постепенно он вышел на первые позиции в актерском нашем деле, сыграл много шикарных ролей, с восторгом играл. Я не могу назвать ни одной его работы в роли мерзавца – вероятно потому, что он очень открытый и добрый человек – жизнелюб. Вот, например, Эдмунд Кин в моей памяти остался  только в его исполнении – я другого не знаю,  представить не могу и даже не хочу представлять. Беспутный гений, как называли Эдмунда Кина… То, что я видел в его исполнении, было для меня полным слиянием героя и артиста. По природе, по искренности и естественности я мог бы его сравнить с Пашей Луспекаевым. Вот такое природное дарование, настоящий артист. Женщины его обожают – как не любить такого шикарного мужика!  Я желаю тебе удачи и очень хотел бы с тобой поиграть!

Заслуженный артист России Александр Большаков:

Первый раз я его увидел в «Полоумном Журдене» – у него прекрасное, искрометное чувство юмора. Его энергии на пятерых хватит, поражает уверенность, с которой он владеет и залом, и артистами. Он  – король сцены! По-русски я бы сказал – Царь. И это действительно так, женщины в зале просто млели от восторга и млеют до сих пор. Дядя Боря (как мы его называем) блестяще играл Вилли Ломана  в спектакле «Смерть Коммивояжера». Безусловно, работая с такими мастерами, как Борис Соколов, – Мастерами с большой буквы, многому учишься.

Артист театра им.В.Ф.Комиссаржевской Артур Мкртчян:

Когда я впервые познакомился с Борисом Михайловичем, то испытал огромный восторг от фантазии человека, от юмора и доброты, которая от него исходит. Он  – как свет яркий, хочется постоянно находиться рядом с ним, испытывая и интерес, и радость – этот человек приносит радость. Я имел счастье играть с Борисом Соколовым в спектаклях «Чичиков», «Лето и дым». Буквально на днях повторяли фильм «Собачье сердце», и я с восторгом обнаружил там его, молодого, в роли циркового Конферансье. Я очень счастлив, что живу в этой эпохе с ним, потому что он – из больших мастеров, зубров своего дела. Приходится не то что бороться, а доказывать, что ты чего-то стоишь. А если не стоишь, то и не будешь находиться с такими большими артистами на одной сцене.

Артист театра им.В.Ф.Комиссаржевской Юрий Ершов:

С Борисом Михайловичем я встретился на спектакле «С тобой и без тебя». Он удивил меня своей изысканной вежливостью и экстравагантным поведением. Он неспешен, каждое его слово очень взвешенное, за ним невероятно интересно наблюдать. Он действительно впечатляет, потому что необыкновенно себя подает, даже когда просто молчит. Есть в нем какое-то сердечное качество, какое-то вселенское добродушие, которое сильно подкупает. Борис Соколов для меня  – очень благостный человек. На первом месте у него искренность, душевность и доброта, вот этому я бы хотел у него научиться.

Артист театра им.В.Ф.Комиссаржевской Александр Анисимов:

Когда я увидел Бориса Михайловича Соколова в легендарном спектакле нашего театра «Французские штучки», это было удивительное пиршество искусства, радость мастерства. Станислава Ландграфа и Бориса Соколова в этом спектакле начинали обожать с первых минут их появления. У Бориса Михайловича удивительное чувство юмора, мужская энергетика, но при этом мягкая – энергетика бесконечно обаятельного человека, и еще глубина подлинная, настоящая. Как-то я сидел на репетиции спектакля «С тобой и без тебя», а Борис Михайлович с Татьяной Кузнецовой повторяли сцену. Он сказал всего несколько фраз, но  настолько искренне, емко и по существу, что у меня буквально слезы стояли в глазах. Это было чем-то потрясающим и восхитительным. У него можно многому научиться, но главное – умению быть настоящим хозяином на сцене и получать огромную радость от нахождения там. Он словно ведет зрителя, держит его в постоянном внимании. С ним легко работается, он настолько убедителен, что, попадая в его энергетическое поле, начинаешь существовать по-другому, в другой какой-то плоскости, переходишь в новое измерение под воздействием его таланта. Он умеет заражать не только зрителей, но и партнеров по сцене.

Заслуженный артист России Анатолий Худолеев:

Мы с Борей 34 года вместе служим в театре им.В.Ф.Комиссаржевской и связаны очень – это самый близкий и дорогой мне человек.. И в судьбе у нас оказалось много общего: он в различных театрах, городах побывал, и я тоже,  потом судьба свела здесь. Корней Чуковский как-то сказал, что «в России надо жить долго», вот тогда что-нибудь дождешься. У Бори судьба повернулась так, что ему не надо было долго ждать. Первую же свою роль в спектакле И. Друце «Святая святых» он блистательно сыграл – просто блистательно, и сразу стало понятно, что в театр пришел большой, крупный, настоящий артист. У Бори диапазон широчайший, а еще он щедрый,  эрудированный человек, прекрасно знающим поэзию и с блистательным юмором. И. вспоминая все невероятное количество ролей, им сыгранных, можно сказать, что у него на редкость счастливая актерская судьба.

 Два фрагмента из счастливых зрительских воспоминаний:

В спектакле Рубена Агамирзяна “Дни Турбиных” Мышлаевский (перемёрзший почти до обморожения, пока ехал в неотапливаемом поезде) сидит и растирает себе ноги. Слева рядом стоит Станислав Ландграф – Алексей Турбин, держит в руках что-то наготове подать ему (полотенце, или стакан с водкой, или т.п.:). Вокруг поодаль – остальные действующие лица. Все молча стоят и смотрят, как Мышлаевский трёт онемевающие ноги, за-став-ля-ет их оживать, возвращаться к движению. Сцена длилась не_знаю сколько минут – описать не_могу, дыхание захватывало смотреть! Такая предельная тишина в зале, словно Гамлет умирает.

Шедевр, которому рядом могу поставить лишь одно-единственное: как Игорь Ильинский – Аким, зайдя в зажиточную сыновнюю избу, после долгой дороги, обмахивал веничком снег с худых своих лаптей (“Власть тьмы” в постановке Бориса Равенских в Малом театре).

– В спектакле Рубена Агамирзяна “Начало” генерал, под командованием которого находятся части советских войск в “самом западном пункте СССР”. (Читайте – Брест). В ночь перед нападением фашистской Германии.

Немецкие части совсем рядом. Нарастающим снежным комом поступает к генералу информация от разных людей, и военных и штатских, о том, что наступление вот-вот начнется. Но от верховного командования нет приказа (или разрешения) предпринять активные действия – поднять части по тревоге, начать вывозить детей… Активность нашей армии могла бы дать политический повод. Генерал понимает это с точки зрения государственной политики. Поэтому он находит в себе силы и выдержку “пассивно” ждать, он берёт на себя эту страшную тяжесть – не_нарушить приказа. Надеясь и одновременно не_надеясь, что поступит новый приказ… И в общем-то зная, всё более бесповоротно, что здесь уже при любом раскладе ничего и никого не_спасёшь. ЧтО будет и как будет.

За все три (или даже больше?) часа, которые длился спектакль, Соколов едва ли покидал сцену. Его герой постоянно в центре внимания – то выслушивает сообщения приходящих людей, то смотрит на телефон в ожидании звонка из Кремля. Но сам почти всё время – молчит. (Т.е., буквально, эта роль – главная роль большого произведения – имела очень немного слов, представляете?) И невозможно было отвести от него взгляд ни на секунду. – Вот ТАК он держал и электризовал своим молчанием. Явственно без слов передавая чудовищное, нечеловеческое нагнетание напряжения, страшную тяжесть раздумий и сомнений. Через его молчание буквально физически ощущалась утрата каждой уходящей, бесценной минуты! Сила натуры, бесстрашная честность, изумительная и трагическая способность брать на себя последствия чьих-либо решений… И простой такой, естественно возникающий героизм высочайшей пробы. В-ы-с-о-ч-а-й-ш-е-й.