Project Description

Пьеса Н.Круза в 2-х действиях
Перевод Евгения Казачкова
Режиссер- постановщик – Александр Баргман
Художник – постановщик – Эмиль Капелюш
Художник по костюмам – Стефания Граурогкайте
Режиссер по пластике – Николай Реутов
Художник по свету – Тарас Михалевский
Художник-модельер – Юлиана Кошкина
Видеохудожник – Павел Макушев
Партия фортепиано Сергея Пенькова

Пьеса Нило Круза «Анна в тропиках» произвела в Штатах фурор, и в 2003 году была удостоена Пулицеровской премии.
Наша история, произошедшая в 1929 году, начинается с того момента, как на небольшую табачную фабрику района Ибор-Сити города Тампа приезжает Чтец, «выписанный с острова». В его чемодане – множество литературных «жемчужин», но начинает он с «Анны Карениной» Л.Толстого.
«Здесь неба больше, чем дома. И так много света. Кажется, здесь просто негде прятаться», – замечает прибывший чтец Хуан. И спрятаться ему не удастся – страсти, подогретые событиями романа, разгораются постепенно, набирая скорость; герои примеряют на себя образы Толстого и стремительно приближают финал….

Премьера состоялась 2020 года
Продолжительность спектакля — 2 ч. 40 мин. с антрактом

Действующие лица и исполнители:

Пресса о спектакле

«АННА В ТРОПИКАХ» КАК «ОЖОГ» ТОЛСТОГО

 21 сентября Театр им.В.Ф.Комиссаржевской откроет 79 сезон премьерой «Анна в тропиках» по пьесе Нило Круза. Мы побеседовали с постановщиком спектакля Александром Баргманом.

 Что главное для автора пьесы и что главное для вас?

Как всякая хорошая пьеса – она много «про что». А это много про что – всего лишь 10-15 тем в мировой драматургии и в художественной литературе. Через автора пьесы Нило Круза я пытаюсь говорить с Толстым. И одна из тем – вопрос нравственный: плата за стремление к чувственной свободе.

Оборотной стороной этого бесконечного стремления человека – любить, желать жить сердцем, – становится конфликт в лучшем случае с разумом, в худшем – с рассудком. Человек стремится к духовной целостности, к душевному спокойствию, а через минуту разрушается: вдруг приходит кто-то, и там, за рамками пьесы происходит какая-то созидательная работа – люди начинают задумываться над тем, как они живут, правдивы ли они перед собой, не лживо ли проживают эту свою странную маленькую жизнь.

Почему в пьесе Чтец выбирает именно «Анну Каренину» Толстого?

Недавно я специально на Кубу ездил за этим ответом. Невзирая на то, что там были индейцы с их тамошним язычеством, а здесь – наши язычники,  человеческая сущность схожа, особенно в страстях. Страстность – это самое главное. Действовать, поддавшись чувству, потом думать, грешить, затем каяться. И тот же Толстой, который сначала был блудником великим, потом стал праведником, семьянином, всю последующую жизнь гася в себе эту страстность. «Анна Каренина» – самый его страстный роман, который «попадает» в меня..

Предназначение и удел Чтеца на подобных фабриках – вносить гармонию, пытаться соединить мир реальный и вымышленный. Но он не вносит ее, потому что он – особенный, и почему-то именно здесь начинает читать «Анну Каренину». Хуан Хулиан читает не благостные произведения, не евангельскую проповедь. Он читает такой роман, который не может думающего, чувствующего человека оставить в покое.

С появлением чтеца, с появлением в жизни героев романа «Анна Каренина» все персонажи пьесы вдруг начинают отолстовливаться, окарениваться, они начинают задумываться о своих действиях, поступках – начинают думать о собственной жизни. Роман словно воскрешает их. Это звучит  довольно странно, но мощно для сегодняшнего дня: остановиться и подумать.  Выключить всё, о чем ты говоришь – и просто смотреть в окно на реку, на свечку, хотя бы час думать о себе.

А как вы сами относитесь к творчеству Льва Толстого?

Это моя уже третья «режиссерская» встреча с Толстым. Первый раз была «Крейцерова соната», когда мы с артистом Тюменского театра Сашей Тихоновым сочиняли спектакль, и там был первый «ожог». Толстой дает мне такой мощный укол правды в диалоге с самим с собой, что от этого потом очень трудно отделаться.

Впоследствии я подзабыл эти ощущения, пока не начал ставить «Войну и мир» в Будапеште. Это был уже следующий заход, не менее сложный. И все время ступеньки к Толстому не заканчивались. Не заканчиваются и сейчас. После «Войны и мира» я думал, что «выдохнул» Толстого, но судьба меня третий раз с ним соединяет.

Действие пьесы – 20-е годы прошлого столетия. Зачем автору понадобилось именно это время? 

Ибор-Сити, где начинается история этого спектакля, – это маленький район Тампы (Флорида), известный старинным ручным способом кручения сигар. Эта традиция пришла еще от индейцев, которые во время курения сигар «соединялись с богами». По сути, ручное изготовление сигар – это часть религии, символ сохранения семьи и сдерживания старого, несуетного времени. И тут возникает новая тема – наступление цивилизации.

Как вы сами относитесь к цивилизации, цифровизации, к новым техническим вещам, которые потом становятся обыденностью? 

Я не хочу быть брюзгой и говорить, что все это не нужно. Всё это  – признаки  нашего времени. Но у меня существует моя внутренняя тоска, ностальгия по другому миру. Я вижу, как человеческое общение приобретает формальный ход, и мы мельчаем в этом, действительно перестаем уделять внимание собеседнику, а в первую очередь – себе  – подлинному…

Видеосюжеты