Project Description

16+

Сценки для театра в двух действиях

Автор – Матей Вишнек
Перевод с румынского Анастасии Старостиной
Постановка – лауреат Гос. премии России Александр Баргман
Сценография и костюмы – заслуженный художник России Владимир Фирер
Режиссер по пластике – Николай Реутов
Художник по свету – з.р. культуры России Евгений Ганзбург

Заслуженный художник России Владимир Фирер – лауреат Высшей театральной премии Санкт-Петербурга «Золотой софит» (сезон 2015-2015 гг.) в номинации «Лучшая работа художника в драматическом спектакле»
Режиссер Александр Баргман награжден Призом Санкт-Петербургского общества зрителей “Театрал”- 2016 за постановку спектакля «Прикинь, что ты – Бог».

Матей Вишнек – румынский писатель, поэт и драматург с мировым именем, «второй Ионеско», по мнению критиков, автор двадцати пьес, поставленных в 30 странах мира. В России его произведения для театра почти не имеют сценической истории. Режиссер А.Баргман обратился к малоизвестному в России сборнику одноактных пьес Вишнека о жизни, о войне, о нравственном выборе человека. Постановка основана на двенадцати, выбранных из сборника, сценах для актерской импровизации и самовыражения. Затрагивая важные вопросы бытия, спектакль приглашает зрителя к диалогу о месте каждого человека в мире, о свободе, предназначении и смысле существования… Что есть человек? Сколько стоит «другая человеческая жизнь»? Что есть Бог, есть ли Бог внутри каждого из нас?
Короткие зарисовки, в каждой из которых – истории человеческого одиночества, богооставленности; «длинный кофе» может ненадолго удержать героя перед переходом в иной мир, большой прилив перелистывает время, разворачивает русло жизни и приближает момент прощания…

Премьера состоялась 14 мая 2016 г.
Продолжительность спектакля – 2 ч. 40 мин. с антрактом

Эпизоды и исполнители:

Снайперы Егор Бакулин
Константин Демидов
Эта страна, блин, тобой дорожит з.а. России Наталья Четверикова
Елизавета Нилова
Светлана Слижикова
Welcome Америка з.а. России Евгений Иванов
Инна Анциферова
Кристина Кузьмина/Варвара Репецкая
Елизавета Нилова
Александра Сыдорук
Иван Васильев
Александр Макин
Погодите, вот спадет жара… Ольга Арикова
Родион Приходько
Богдан Гудыменко
Кто еще хочет счет? Анна Вартаньян
Того и гляди дождемся дня, когда собаки тысячами полезут из моря Денис Пьянов
Егор Шмыга
Длинный кофе, чуть молока и стакан воды Варя Светлова
Богдан Гудыменко
Морская царевна з.а. России Маргарита Бычкова
з.а. России Евгений Иванов
Кристина Кузьмина/Варвара Репецкая
Сэндвич с курятиной Инна Анциферова
Родион Приходько
Автостоп Варя Светлова
Богдан Гудыменко
Я больше не твой милый зайка Егор Бакулин
Александра Сыдорук
У меня ничего не болело, и я ждал смерти з.а. России Валентина Панина
и все занятые
В спектакле играют музыканты: Дарья Здитовецкая, Леонид Смирнов, Георгий Степанов

Пресса о спектакле

Что есть человек, сколько стоит другая жизнь, что есть Бог и есть ли он внутри каждого из нас? Истории человеческого одиночества, богооставленности — в спектакле Александра Баргмана «Прикинь, что ты — Бог» в Театре им. Комиссаржевской. Накануне премьеры «МР» поговорил с режиссером.
Александр Баргман о спектакле «Прикинь, что ты — Бог»:
Сборник одноактных пьес «Прикинь, что ты – Бог» составлен Вишнеком (часть новелл мы в спектакль не включили) из трех блоков, которые имеют свои названия: Границы, Агорафобии (агорафобия – боязнь открытого пространства), Пустыня.
«Границы» – тема, связанная с войной, с подавляющей государственной структурой, с несвободой. Это тема унижения человека государством, строем, власть имущими, а в результате возникает тема взаимного унижения, самоуничижения. Любое государство всегда является неким силовым началом, которому подчинена конституция, четко очерчивающая круг прав, обязанностей и ограничений, но война обостряет, усиливает и без того существующие проблемы, противоречия.
Сам факт убийства человека человеком для меня и есть ужас, сюрреализм нашей жизни. И это даже не пограничное состояние мира. То, что люди на кого-то нападают, чтобы отвоевать территории, гибнут миллиарды – это не поддается моему пониманию. Никто мне не сможет объяснить, почему это происходит.
Жертвой любой войны всегда является человек. В первой новелле один из новобранцев выбирает НЕ стрелять, НЕ убивать. Его выбор – отказаться от стрельбы, но что будет с ним дальше – неизвестно. В одной из следующих пьес в человеке-функции обнаруживается Человек. По нашему замыслу и сговору, актер (Родион Приходько) играет персонажа, в котором человек не погиб и способен усомниться в непогрешимости государственных законов, способен протянуть руку помощи, но не может…Не может, поскольку он – на страже государственной границы….
Вишнек в своих пьесах усугубляет ситуацию: люди убивают, унижают не только друг друга – себя унижают, принижают, а, порою, возвеличивают – и в разнонаправленности векторов есть некий ключик разгадки названия пьесы: «Прикинь, что ты – Бог». Порою, мы берем на себя право вершить чью-то жизнь. У каждого – своя правда бытия, от этого никуда не деться, мы сами себе боги, вот в чём дело…. А прелесть и абсурдизм этих пьес в том, что, как подсказывает последняя новелла, Бог еще сам не знает, что он – Бог… Это ощущение тревоги, растерянности самого Христа перед тем, что с ним происходит, пронизывает каждую историю.В названии «Прикинь, что ты – Бог» есть элементы и комизма, и трагизма, и узнаваемой сегодня гордыни, легкости в решении каких-то неразрешимых вопросов.
Тема смерти присутствует у Матея Вишнека почти в каждой новелле. Сам трагизм жизни обусловлен тем, что она конечна. Это ощущение конечности и борьбы за осмысленность бытия пытается исследовать Вишнек, и мы – вслед за ним. Как попробовать не стыдиться своих поступков? – Это мало кому удается – быть адекватным своим желаниям, мечтам, реальности… Как в этой связи общаться с другими? Как не нарушить чужого поля? – а если дотронуться до него, то какова цена?
В этих пьесах человек борется с самим собой, с другими людьми и с мироустройством, но я меньше всего хотел бы, чтобы этот спектакль был назидательным.
Как мне кажется, это не богоборческий материал, – он о желании любви и ее проявлениях В блоке «Агорафобии» текст про слепца и собаку – о проявлении высшей безусловной любви. Собака – мега-друг. В ней есть только любовь и преданность своему хозяину, помноженная на животную интуицию.
Часто пьесы Вишнека наполнены не знанием, а сомнением, растерянностью, тревогой. В новелле «Кто еще хочет счет?» я ощущаю шлейф потери людей. Все ушли, а кафешка работает. Все эти люди, с которыми официантка разговаривает, существовали, но превратились в фантомов. Тем не менее, они возникают не в ее воспаленной голове – они действительно здесь когда-то были… Больше никого нет. И мне было важно проявить несчастную, брошенную, одинокую, недолюбленную, сумасшедшую женщину, у которой ничего не осталось – только столы, скатерти и ветер…
Мне нравится, что все пьесы такие разные, как будто несколько композиторов написали эту симфонию.
И этим текстам должна соответствовать какая-то особенная прекрасная и трагическая музыка.
У зрителя возникнет, вероятно, множество вопросов….. Но когда люди выходят со спектакля с вопросами, это хорошо. Я хочу, чтобы зритель шел на этот спектакль за разговором: не за развлечением, а за вопросами, которые помогают не останавливаться в размышлениях о себе, других, о мире…
В России писателя румыно-французского драматурга Матея Вишнека практически не знают, хотя во всем мире идут его пьесы. Познакомит нас с драматургом режиссер Александр Баргман, который на сцене театра им.Комиссаржевской поставил по его пьесам спектакль «Прикинь, что ты – Бог».
Вишнек иронически и парадоксально мыслит, его излюбленная тема – свобода и несвобода. «Моя национальность — полет птиц, – размышляет писатель, – Я хочу быть той же национальности, что птицы, их не останавливают на границах. Я хочу быть той же национальности, что облака, они плутают над всей землей. Я хочу иметь те же права, что ветер, что птицы и звездный свод неба». Эта тема, как и размышления Вишнека о войне, о том, что есть человек, и есть ли Бог внутри каждого из нас, близки Александру Баргману. Так что не удивительно, что он взялся за сборник коротких пьес румыно-французского драматурга, каждая из которых – истории человеческого одиночества, и перед переходом в иной мир героя ненадолго может задержать «длинный кофе». Примечательно, что сам Вишнек назвал свой сборник «Считай, что ты — Бог», а Баргман внес маленькую, но существенную «поправку». Как объяснил режиссер, «в сопоставлении «Прикинь, что ты – Бог» есть элементы и комизма, и трагизма, и узнаваемой сегодня гордыни, легкости в обхождении с какими-то очень тонкими субстанциями».
Российскому читателю уже добрые четверть века доступны произведения литераторов — выходцев из бывших стран соцлагеря, нашедших пристанище на Западе, — и до сих пор в цене у нашей интеллигенции их чувство внутренней свободы, их отнюдь не отдающее великодержавным шовинизмом, но и лишённое пиетета, скептическое, зачастую язвительное (экая неблагодарность!) отношение к приютившей их цивилизации — и в чём-то непременно родственная нашей культурная почва, а также навязчивая духовная потребность человека, который, будучи лишён гарантий сытости (а тем более пресыщенности), приходит к выводу о второстепенности этой самой сытости (прямо по Горькому!).
И, стало быть, не прогадал Александр Баргман, обратившись для новой своей постановки «Прикинь, что ты — Бог» на сцене Театра им. Комиссаржевской к сюжетам, написанным Матеем Вишнеком. На премьере 14 мая 2016 года зал многократно заглушал артистов хохотом, а в остальное время вслушивался в то, над чем невозможно не задуматься.
С каким бы предшествующим опытом ни пришёл зритель на новый спектакль «Комиссаржевки», он непременно найдёт что-то близкое своему мировосприятию. Те, кому привычнее прямые политические аллюзии, — вот вам, пожалуйста, диалог двух затаившихся в засаде стрелков, вызывающий в памяти череду гражданских войн от бывшей Югославии до сегодняшней Украины; мать с сыном, безуспешно, как любые беженцы без документов, пытающиеся пройти пограничный контроль; заключённая, которой гарантировано право позвонить, но только для вида : телефон-то муляжный… Те, кому интереснее бытовая «драмедия», — вот смотрите, как доводят друг друга почти до истерики нанятая миллионером суррогатная мать с приставленным к ней охранником или миролюбивый флегматичный кавалер с ехидной, способной усложнить до предела простейшую жизненную ситуацию дамой… А если