Project Description

18+

Семейная драма

Пьеса Генрика Ибсена
Перевод Анны и Петра Ганзен


Постановка и сценическая редакция Алексея Утеганова
Художник – Валерий Полуновский
Художник по костюмам – Екатерина Шапкайц
Художник по свету – з.р. культуры России Евгений Ганзбург
Видеосъёмка Ивана Кошонина
Видеомонтаж Татьяны Мишиной

Дом фру Алвинг словно кишит привидениями: ушедший в мир иной камергер Алвинг; пастор Мандерс, призывающий к праведной и правильной жизни; вернувшийся больной сын, жаждущий света и так похожий на отца… Жизнь, лишенная света, любви и радости, утекает сквозь пальцы, и никто не знает, как вернуть счастье, где спасение и как исправить содеянное…. . «Да, верно, вся страна кишит такими привидениями, должно быть, они неисчислимы, как песок морской. А мы такие жалкие трусы, так боимся света».

Премьера состоялась 27 февраля 2016 г.
Продолжительность спектакля – 1 ч. 50 мин. без антракта

Действующие лица и исполнители:

ФРУ АЛВИНГ з.а. России Анастасия Мельникова
ПАСТОР МАНДЕРС з.а. России Евгений Иванов
ОСВАЛЬД Владимир Крылов
ЯКОБ ЭНГСТРАН з.а. России Анатолий Горин
РЕГИНА Варя Светлова
В видеосюжете участвуют:
Камергер Алвинг Сергей Бирюлин
Йохана Александра Сыдорук
Освальд в детстве Вова Крылов

Пресса о спектакле

Привидения Театра им.В.Ф.Комисаржевской
27 и 28 февраля Театр им.В.Ф.Комиссаржевской представит премьеру спектакля «Привидения» по пьесе Генрика Ибсена. Последний раз ибсеновские герои появлялись на этой сцене более 100 лет назад, в театре, открытом Верой Комиссаржевской в 1904 году. За пять лет существования театра было поставлено шесть ибсеновских пьес. Пьеса «Привидения» (1881 г.) стала своего рода ответом на те протесты, которые вызвал «Кукольный дом», где главная героиня Нора покидала дом, оставив детей и мужа. Своей новой драмой Ибсен хотел показать те последствия, которые возникают, если брак, построенный на ложном основании, искусственно цементируется и сохраняется.
Режиссер Алексей Утеганов:
В этой пьесе, мне кажется, исследуется очень важная проблема для сегодняшнего бытия: столкновение идеального и реального миров, которые оказываются несовместимыми. В разных религиях идеальный мир определяется по-разному, но смысл един: как жить человеку и как ему быть хорошим. У каждого из нас тоже есть представление об идеальном мире, и даже эти два идеала практически недостижимы. Битва происходит постоянно, на какую сторону становиться – неясно. Когда человек хочет сделать мир вокруг себя идеальным, он обязательно кого-то обидит и более того – уничтожит. В нашей пьесе у главной героини фру Алвинг есть представление о той идеальной жизни, которой она бы хотела жить – со своим сыном и со своим возлюбленным, и она пытается его воплотить. Единственная ее ошибка, оказывающаяся роковой при построении этой идеальной жизни в том, что интересы сына и возлюбленного – тоже разные.
Во время битвы реальности и идеалов все время есть жертвы, и к этому надо быть готовым. Сейчас, например, европейские идеалы демократии претерпевают серьезные испытания под натиском реальности жизни. Люди бегут от войны – их вроде бы надо спасать, и в Европу приехали беженцы. А дальше начинаются проблемы: в идеальной модели мы должны помогать другим, несчастным, но с ними все тяжелее и тяжелее. И постепенно реальность будет побеждать идеализм, желание помочь бежавшим от войны станет возникать все меньше и меньше… Неизвестно, чем это закончится: возможно, кто-то перестанет быть хорошим, или идеалы поменяются. И наш спектакль про это. В этих противоречиях, вероятно, и высекаются искры какого-то смысла бытия, человеколюбия, любви или ненависти – всё, из-за чего наша жизнь состоит. Еще наша жизнь состоит из счастья, которое человек получает всё время, только он склонен его не замечать: ему кажется, что счастье находится где-то там, впереди. Вот я сейчас проживу этот кусок времени, сделаю что-то и буду счастлив. Например, премьера нашего спектакля назначена на 27 февраля. Мы надеемся, что спектакль будет хороший, что зритель будет доволен – и вот тогда наступит счастье. Не совсем так – мы уже счастливы в процессе репетиций, занимаясь тем, что любим, совершая свои открытия. В финале спектакля ответом для главной героини звучит присказка ее покойного мужа, негодяя Алвинга, самого одиозного человека из этой компании: «что главное в жизни? – радоваться». И он это делал. Можно сказать, что этот негодяй и прожил самую счастливую жизнь. А остальные думали, что где-то там настанет радость, надо только немного потерпеть, «наши дети будут жить счастливо» – не будут. Если мы сейчас здесь сию секунду не обретем какую-то гармонию. Пусть на короткое время.
Заслуженная артистка России Анастасия Мельникова:
С моей героиней фру Алвинг мы очень разные, и поэтому мне так интересно. Я никогда не смогу так рассудочно выстраивать отношения, быть настолько сдержанной и крепко держать себя в руках. Ее степень сдержанности (может быть, это северный норвежский характер, где все страсти внутри) меня поражает и удивляет. Режиссер, в свою очередь, дал очень сильный болезненный «пинок», и я куда-то лечу, пытаясь максимально не содрать кожу, а по дороге пытаюсь свою героиню оправдать: каждый ее шаг, поступок. Другое дело, что я, Настя Мельникова, никогда в жизни не смогла бы так поступать. Это абсолютное оправдание для нее, но недопустимое поведение для меня. Когда ее обвиняют, что она отослала сына из эгоизма, – она спокойно объясняет, какой трагедией для нее было остаться без единственного любимого ребенка… И вся эта история о том, что каждый из нас делает другому больно, уверенный, что поступает благородно. Это для меня невероятный урок в жизни: когда я думаю, что помогаю, необходимо остановиться и подумать: а надо ли это человеку или нет?
Думаю, что часть женщин, которых, как правило, больше в зале, будет на моей стороне, и женское сострадание здесь столкнется с мужской логикой. Неприятие женской измены от мужской аудитории будет меня просто сносить: а что она хотела? А то, что фру Алвинг, захлебывалась от боли и поэтому прибежала к пастору – мужчин, думаю, интересовать не будет, а вот женщины понять смогут. Для молодежи, надеюсь, на первый план выйдут отношения с родителями. Я категорически против самых лучших, самых замечательных иностранных школ и пансионов, куда за бешеные деньги отсылают детей, потому что в 13-14 лет ребенку необходима мама. И поэтому я предельно внимательна сейчас с собственной дочерью: мы иногда ночами не спим и говорим-говорим-говорим… Почему фру Алвинг считает, что знает лучше, что нужно ее сыну, чем он сам? Ведь и его можно спросить об этом… Хочется, чтобы у каждого, кто выйдет с этого спектакля, было своё ощущение и своя версия произошедшего. Чтобы на выходе, получая пальто, возвращаясь домой, люди перезванивались и обсуждали: а ты думаешь, что можно было бы иначе? – Мне нужно сопереживание. Когда-то я поспорила с дивным и невероятно известным сегодня в Петербурге режиссером. Он спрашивал меня, зачем я пошла в театральный институт, зачем выхожу на сцену. И я тогда ему честно ответила: кроме того, что я получаю невероятное удовольствие от выхода на сцену, я искренне верю, что кого-то смогу изменить. Он смеялся надо мной, 16-летней, но я до сих пор хочу в это верить…С.Володина. Привидения Театра им.В.Ф.Комиссаржевской//Инфоскоп, февраль 2016
Борьба с привидениями
В свое время норвежский классик Генрик Ибсен шокировал публику правдой о том, что может скрываться за стенами благополучных домов. Сегодня его пьесы не вызывают эффект ледяного душа, но по-прежнему актуальны – напоминание о том, что за грехи отцов страдают их дети, лишним не бывает. Именно об этом новый спектакль «Привидения». Эту пьесу еще современники драматурга сравнивали с древнегреческими трагедиями, редкая из которых не замешана на теме родового проклятия. В центре семейной драмы – фру Алвинг, жертва условностей и общественных норм, которые сломали жизнь ей и ее сыну. Что дала эта роль Анастасии Мельниковой?ПОКОРЕНИЕ ВЕРШИНЫ
Я счастлива, что набралась наглости согласиться на роль фру Алвинг. Потому что это одна из вершин мирового репертуара. Но, как заметил однажды мой учитель, «с первой ступеньки падать неинтересно – ничему не научишься. Если уж падать, то с серьезной высоты». Вот я сейчас и начала свое восхождение. Посмотрим, чем закончится…
Удивительно, что режиссер Алексей Утеганов увидел во мне фру Алвинг. На самом деле у меня с ней нет ничего общего. Я никогда не смогу так рассудочно, как она, выстраивать отношения, быть настолько сдержанной и так крепко держать себя в руках. Но это-то и интересно – стать полной противоположностью себе на два часа сценического действа!
Мне хочется, чтобы каждый зритель, выходя из зала после нашего спектакля, имел свою версию произошедшего, а не навязанные нами оценки. Пусть каждый додумает эту историю по-своему… Но в любом случае мне спектакль уже дал очень многое. Через историю моей героини, ее отношения с сыном я особенно четко осознала: как же часто мы ошибаемся, думая, что делаем что-то во благо другому. У каждого из нас свое понимание этого самого блага.УРОКИ ФРУ АЛВИНГ
Почему фру Алвинг считает, что знает лучше, что нужно ее сыну, чем он сам? Почему она не остановилась однажды, не поинтересовалась, чего он хочет? Я разбираюсь с фру Алвинг и разбираюсь в самой себе. Мне ведь как матери тоже часто кажется, что я в силу возраста и жизненного опыта знаю, что лучше для моей дочери Маши. Но я прошу ее: «Приводи своих друзей, пусть они у нас делают уроки, репетируют отрывки для театральной студии». Мне нужно слышать и пытаться понять, что им надо.
Пьеса Ибсена очень важна и с этой точки зрения – она показывает, как легко может развернуться пропасть между ребенком и родителями. Поэтому я сейчас предельно внимательна со своей дочерью: мы иногда ночами не спим и говорим-говорим-говорим. В переходном возрасте родители должны разговаривать с детьми, а не отделываться: «У меня дела».
Машка сильнее меня – она умеет держать удар. Она все в себе держит, но ночами, когда засыпает, иногда проговаривается, и я понимаю, как ей тяжело. Она не срывается в агрессию, она просто страдает: «Мама, у меня все есть, а мне хочется плакать! Почему?!» Я объясняю: «Все нормально, просто идет перестройка организма». Но надо услышать этот вопрос, быть рядом, чтобы ответить на него, чтобы у ребенка не возникало ощущение, что он одинок.
Но я никогда не давлю на нее. Не считаю, что мамы должны знать все. Какой-то частью своих переживаний она должна делиться с подругами. Никогда не залезу в соцсети, не буду читать ее переписку. Хотя иногда мне говорят, что я неправа, что надо знать, чем дышит ребенок, чтобы – не дай бог – вовремя остановить какие-то вещи. Но… Знаете, когда я Машку родила, это было два килограмма счастья у меня на руках, я столько специальных книжек прочла, всех вокруг спрашивала: «А дальше-то как?! Как растить? Как воспитывать?» И мама сказала замечательную фразу: «Ты люби, а дальше сердце подскажет».
Не знаю, правильно я воспитываю дочь или нет. Надеюсь, что правильно. Но главное, чего я хочу добиться, чтобы детство было для нее защитой. Мой папа так говорил мне и моим братьям: «Я не знаю, как у вас сложится жизнь, но у вас должно быть такое детство, чтобы воспоминания о нем спасали вас в трудные минуты».Алексей Утеганов: «Да, Настя не совпадает на все 100 процентов со своей героиней. Но кое-что у них есть общее. Настя старается заботиться обо всех, она и в депутаты из-за этого пошла. Она всем помогает, желая, чтобы мир стал лучше. Также и фру Алвинг пытается помочь и сыну, и мужчине, которого любит всю жизнь, и внебрачной дочери мужа и даже печется о памяти покойного мужа, хотя и знает, что он негодяй. Вот эта вечная забота о ком-то или о чём-то объединяет фру Алвинг и Настю».НЕ БАБСКОЕ ДЕЛО
Сегодня к изменам относятся проще, чем во времена Ибсена, и все же тема эта остается актуальной. И я уверена, что в зрительном зале женское сострадание столкнется с мужской логикой. Но, признаюсь, моя жизненная позиция не отличается от позиции большинства мужчин: что можно мужчине, нельзя женщине. Только не подумайте, что я оправдываю мужскую измену. Но мы должны признать: мужчина полигамен по своей сути. Мы, женщины, не только в физическом, но и духовном, нравственном плане другие. И мы не имеем права изменять.
Может быть, во мне эта радикальность, оттого что я органически не выношу грязи – в буквальном и переносном смысле. Вот когда-то в 16 лет первокурсницей я приехала в колхоз на картошку. Жили мы все в бараке. И как вы думаете, кто вставал за полчаса до всех? Дочка Алисы Фрейндлих и Игоря Владимирова и дочка профессор